http://buy-cvv-with-debit-card.ru Специальный очерк–2005 «Ф. Хоффманн-Ля Рош Лтд.»: традиции создания новых направлений. МВД провело выемки документов в российском офисе фармконцерна Roche История фармацевтической компании roche

Специальный очерк–2005 «Ф. Хоффманн-Ля Рош Лтд.»: традиции создания новых направлений. МВД провело выемки документов в российском офисе фармконцерна Roche История фармацевтической компании roche

Холдинг Рош (Roche Holding) - один из главных участников Roche Group, крупной группы фармацевтических компаний. Швейцарская фармацевтическая компания F.Hoffmann-La Roche является основой холдинга. Из других заметных участников группы можно отметить японскую компанию Ghugai и американские Genetech и Foundation Medicine. Все они специализируются на производстве фармацевтической продукции и средств диагностики. В соответствии с этим компании распределяются по двум основным структурным подразделениям: «Фарма» занимается разработкой и производством лекарств, а «Диагностика» - диагностическим оборудованием.

Что касается непосредственно холдинга Рош, то основное направление его деятельности - производство биотехнологических лекарственных препаратов для лечения онкологических заболеваний. Холдинг был основан в конце XIX века и на сегодняшний день имеет представительства в 150 государствах. Штат компании насчитывает 90 тысяч человек. В состав холдинга с 2009 года входит американская компания Genetech; также Рош владеет контрольным пакетом акций японского производителя лекарств Chugai Pharmaceutical. В России первое представительство Рош было открыто еще до революции. Это случилось в Санкт-Петербурге в 1910 году.

История компании

Компанию F.Hoffmann-La Roche основал в 1896 году в швейцарском Базеле Фриц Хоффманн со своим отцом, который занимался торговлей шелком. Вторая часть названия компании объясняется просто: La Roche - это девичья фамилия супруги Фрица, Адели. Через несколько лет после основания компания оказалась на грани банкротства и рисковала повторить путь многих других фармацевтических фирм. Компанию спас ее сотрудник - доктор Барелл. Он разработал несколько лекарств, которые были с успехом встречены на рынке и обеспечили компании большие доходы.

В 1905 году компания Рош впервые открыло представительство на другом континенте: это было сделано в США. А к началу Первой Мировой войны в 1914 году представительства компании Хоффманн-Ла Рош были открыты уже на четырех континентах. После начала войны вследствие всеобщего кризиса позиции компании пошатнулись. Большинство заводов располагалось в Германии, поэтому в противоборствующих странах - Великобритании и Франции - продукция компании перестала продаваться. Да и в самой Германии лекарства перестали продаваться в том же объеме.

С Россией отношения компании тоже складывались не так, как планировали ее владельцы. Поначалу дела шли успешно, и до войны Рош открыла представительства в Санкт-Петербурге и других городах. Однако после революции заводы и другой имущество компании было национализировано. Помимо этого, компания понесла убытки из-за нарушения ранее заключенных контрактов на большие суммы. Все это вынудило руководителей привлечь дополнительные средства путем выхода на биржу. С 1919 года компания Рош стала публичной.

В 1920 году внутри компании произошли события, которые повлияли на ее позиции на рынке. Во-первых, у нее сменился президент: вместо умершего Фрица Хоффманна президентом стал доктор Барелл, который возглавлял Рош до своей смерти в 1953 году. Во-вторых, в американском представительстве компании изобрели аллонал - самое эффективное болеутоляющее средство в мире на тот момент. Это выдвинуло компанию на лидирующие позиции мирового фармацевтического рынка.

В 1928 году штаб-квартира американского представительства переехала в штат Нью-Джерси, а в соседней Канаде был развернут основной производственный центр. В 1933 году компания Рош освоила (опять же - первыми в мире) выпуск синтетического витамина C и постепенно начала переориентировать свою деятельность на производство витаминов. Перед Второй Мировой войной все активы компании были переведены из Швейцарии в Нью-Джерси; туда же переместился и головной офис холдинга.

После Второй Мировой войны компания планомерно развивалась, разрабатывая новые виды лекарств. Наиболее успешными стали два вида транквилизаторов: производство либриума было освоено в 1960 году, а валиума - в 1963 году. К началу 70-х годов этими лекарствами пользовались полмиллиарда человек, а оборот составлял два миллиарда долларов. Но не все складывалось для компании успешно: столь большие продажи привлекли внимание британской антимонопольной службы. Позже к ней присоединились комитеты других государств, и почти все 70-е годы компания Рош провела в судебных тяжбах. Больших штрафов удалось избежать, но цены на лекарства пришлось понизить.

Неприятности у компании были и в 1976 году, когда на итальянском заводе, входящем в холдинг Рош, произошла утечка диоксина. Это очень токсичное вещество, которое является побочным продуктом при производстве лекарств. Из района распространения облака пришлось эвакуировать несколько сотен человек, но и эти меры помогли не до конца. У многих людей были зафиксированы заболевания кожи; также погибло много домашних животных и птицы. Спустя два года компания Рош заплатила $17 млн за очистку и дезинфекцию территории, а в 1980 году - более $100 млн в качестве компенсации за принесенный ущерб.

80-е году ознаменовались работами в сфере генной инженерии, результатом которых стал выпуск препарата роферон-А, предназначенного для лечения редких форм рака. В 1989 году в компании произошла реорганизация. Парфюмерное подразделение было выделено в отдельную компанию Живодан. Непосредственно к Рош стали относится три направления: разработка лекарств, производство диагностического оборудования и производство витаминов и химикатов. Третье подразделение в 2000 году тоже стало самостоятельной компанией.

В 1990-е годы компания Рош продолжала наращивать свои активы. Холдинг приобрел несколько известных компаний, которые специализировались на биотехнологиях, производстве диагностического оборудования, стероидов и лекарств. Новыми товарами на рынке стали препараты для снижения кровяного давления (инхибейс, 1990), лечения рака (мабтера) и препятствия отторжения органов после пересадки (зенапекс).

В 1983 году американский ученый Кэри Муллис изобрел полимеразную цепную реакцию (ПЦР), и компания Рош купила патент на нее. ПЦР предназначена для размножения небольших фрагментов ДНК, и используется при диагностике многих заболеваний. В 1995 году компания Рош разработала способ лечения с помощью ингибиторов протеазы. Сегодня данная методика является довольно эффективным методом помощи больным СПИДом.

С началом нового века компания провела ряд слияний с другими известными производителями лекарств. Из наиболее значимых сделок можно отметить приобретение японской фармацевтической компании Chugai в 2002 году, компании 454 Life Sciences (2007 год, США, исследования в области ДНК), компании Ventana (2008 год, США, производство диагностического оборудования) и компании Foundation Medicine (2015 год, США, разработка и производство оборудования для диагностики онкологических заболеваний).

Примерно половиной акций Рош владеют потомки ее основателей; они также входят и в состав совета директоров компании. Председателем правления холдинга является Кристоф Франц. Северин Шван является председателем корпоративного исполнительного совета и главным управляющим СЕО. Структурно компания состоит из двух главных подразделений:

  • Фармацевтика . В 2015 оборот составил более 37 млрд швейцарских франков. Подразделение состоит из двух частей: Roche Pharmaceuticals и Chugai. Наибольший доход приносит производство таких лекарств, как авастин, герцептин, перджета и кадсила.
  • Диагностическое оборудование . В 2010 году оборот составил более 10 млрд швейцарских франков. Наибольшую выручку приносят продажи оборудования для иммунодиагностики, в сфере клинической химии и тканевой диагностики. Большим спросом пользуются глюкометры и инсулиновые помпы под маркой Рош.

В СССР после революции компания вернулась только в 1960-х годах, когда были заключены торговые соглашения с советским правительством. В 1989 году компания Рош основала в Москве первое совместное предприятие, которое позже было зарегистрировано как ЗАО «Рош-Москва». В настоящее время компания активно осуществляет на территории нашей страны коммерческую и научную деятельность.

В городской больнице №15 не ответили на запрос РБК. Не прокомментировали ситуацию и в комитете по здравоохранению Санкт-Петербурга. По словам главного онколога Санкт-Петербурга и бывшего главного врача городского клинического онкологического диспансера Георгия Манихаса, это учреждение с 2009 года не выписывает рецептов на ритуксимаб. Подобные препараты могут выписывать гематологи, которые в диспансере отсутствуют, заметил он. ​

Как закупается ритуксимаб

Ритуксимаб поставляется пациентам в рамках федеральной программы лечения наиболее редких и дорогостоящих болезней «7 нозологий». Ежегодно на закупку лекарств для этой категории граждан Минздрав тратит около 40 млрд руб. Каждый год главные врачи-специалисты регионов (онкологи и гематологи) составляют и защищают в Минздраве заявку на необходимое количество препаратов. В Санкт-Петербурге главным гематологом до своей смерти в 2016 году был Кудрат Абдулкадыров.

Поиск документов

В рамках расследования сотрудники полиции обыскали квартиры фигурантов и еще трех бывших сотрудников компании Roche Дмитрия Валякина, Андрея Кириевского и Игоря Климко, следует из материалов дела; как и Александров, Валякин, Кириевский и Климко не работают в Roche с 2014 года, утверждают в компании​​. После этого следователи провели выемки документов в головном офисе Roche в Москве. В Roche отказались говорить о выемке, ссылаясь на тайну следствия.

Следователей интересовали акты выполненных работ, материалы лекций, презентации, программы конференций, списки лиц, посетивших такие мероприятия, договоры аренды помещений, сведения о перечислении денежных средств за оказанные услуги, договоры, связанные с организацией и проведением лекций и научных мероприятий.

В постановлении о выемке, с копией которого ознакомился РБК, сказано, что в ходе следственных действий «получены сведения о распредел​ении денежных средств, полученных от компании «РОШ-Москва» врачами, работающими в клиниках г. Санкт-Петербурга». Все это, делают вывод следователи, возможно, свидетельствует о совершении преступления по ст. 290 УК РФ (получение взятки).

Компания Roche

Roche основана в Швейцарии в 1896 году. По данным на 2016 год,​ имеет представительства более чем в 100 странах мира. Компания специализируется на производстве препаратов, направленных на лечение онкологических заболеваний, тяжелых вирусных инфекций, аутоиммунных воспалительных заболеваний, а также нарушений работы центральной нервной системы и обмена веществ. С 2011 года Roche сотрудничает с российской компанией «Фармстандарт», на мощностях которой происходит упаковка медицинских препаратов швейцарского производителя. В том же году была предпринята попытка организации производства на заводе «Фармстандарт» ритуксимаба, но план реализован не был. В Roche неудачу объяснили наличием на рынке аналогов и отсутствием спроса. Сейчас Roche локализует на «Фармстандарте» производство своего нового препарата обинутузумаб («Газива»).

У одного из бывших сотрудников фармкомпании полицейские нашли флешку, на которой был записан файл с указанием информации о выплатах врачам за счет компании ЗАО «РОШ-Москва» (юридическое лицо Roche в России), говорится в протоколе осмотра изъятых предметов. В файле, отмечается в документе, перечислены фамилии врачей с комментариями, обосновывающими суммы «бонусов», в том числе перечислено, сколько и каких препаратов выписал доктор.

В комментариях к выплатам за чтение лекций и научную деятельность, следует из протокола, говорится следующее: «За заявку 800 упаковок «Герцептина» и 300 упаковок «Авастина» для лечения рака яичника и глибластом в равной пропорции». Оба препарата производит Roche.

В Roche отказались уточнять, как уволились сотрудники компании Александров, Валякин, Кириевский и Климко. Руководитель отдела по юридическим вопросам, комплаенс и корпоративным коммуникациям Roche в России Инна Пантелеева сообщила РБК, что компании стало известно об уголовном деле против сотрудников, ушедших из Roche в 2014 году, из официального уведомления со стороны силовых органов. Компания, говорит Пантелеева, сотрудничает со следствием. На вопрос о том, платит ли компания врачам, и если да, то за что, Пантелеева ответила, что «взаимодействие с врачебным сообществом построено на четких критериях и ограничено рамками научной деятельности».

Такие ситуации — и подкуп врачей, и сбыт лекарств — случаются, обсуждаются в узком фармацевтическом кругу, но до уголовных дел практически не доходит, рассказал РБК директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. «Кроме того, обычно идет речь об интересах каких-то частных лиц. Если МВД докажет, что руководство компании имело отношение к выплатам врачам, это будет беспрецедентно для России», — заметил он.

Взятки от фармацевтических компаний в России

Фармацевтические компании финансовые потери из-за расследований в отношении дачи взяток российским чиновникам. При этом самые громкие судебные разбирательства по этому поводу ведутся в США, так как американское законодательство предусматривает возможность привлечь к суду за коррупцию в любой точке мира любую компанию, имеющую связь с США. Так, в августе 2012 года американский суд обязал концерн Pfizer выплатить штраф в размере $60 млн за взятки своей российской «дочке». По материалам следствия, в период с 1997 по 2006 год сотрудники компании платили врачам за выписку рецептов на препараты Pfizer.

В декабре 2016 года израильская фармацевтическая компания Teva около $520 млн по обвинениям в коррупции, в том числе в России. По данным американского Минюста, руководители Teva и ее дочернего предприятия Teva Russia давали взятки неназванному высокопоставленному российскому чиновнику, чтобы тот использовал свою власть для увеличения продаж компании.

В России разбирательства по поводу дачи взяток представителями фармкомпаний ограничиваются частными случаями и не идут дальше уголовных дел против отдельных лиц. В Хакасии по делу о даче взятки 673 тыс. руб. бывшему главврачу Республиканской больницы сейчас проходит менеджер компании «Р-Фарм» Александр Гитер. По мнению следствия, взятка была дана «за общее покровительство по службе», в частности для создания благоприятных условий при проведении госзакупок больницы. В 2012 году за получение взятки 1,66 млн руб. к четырем годам тюрьмы была приговорена экс-сотрудница управления здравоохранения Липецкой области Оксана Артемьева. Суд установил, что она передавала все той же компании «Р-Фарм» сведения о содержании конкурсной документации до объявления о проведении торгов и запросов котировок.


НАБРОСОК СЕМЕЙНОГО ПОРТРЕТА (ТУШЬ, ПЕРО, НАЧАЛО ВЕКА)

В мире найдется немного фармацевтических компаний, история которых превышает 100 лет, - одной из таких компаний посвящен наш рассказ. Исторический интерьер семейного портрета - Швейцария рубежа позапрошлого и прошлого столетий. Небольшая альпийская страна с ее извечным, как сами Альпы, нейтралитетом и народом, который своими трудолюбием и тщательностью добился синонимичности понятий «швейцарское» и «качественное» - будь то сыр или шоколад, банки (надежные как часы) или часы (надежные как банки), горные курорты или лекарственные средства.

Когда в 1896 г. в патриархальном швейцарском городе Базеле молодой ученый Фриц Хоффманн основал собственную фармацевтическую компанию, он дал ей название, состоящее из двух фамилий - собственной и фамилии своей жены Адель, урожденной Ля Рош. Вскоре ее девичья фамилия, окольцованная синим шестигранником бензольного кольца, станет логотипом предприятия, которому суждено войти в глобальную историю науки и завоевать мировой медицинский рынок. Под емким именем «Рош» (на которое в течение десятилетий на разных континентах будут нанизываться названия других компаний, присоединившихся к группе) транснациональный концерн и его продукция для медицинского использования станут известны людям, живущим во всех уголках планеты - более чем в 170 странах.

Создателями компании руководила сверхреволюционная по тем временам идея: освоить выпуск на промышленной основе широкого ассортимента лекарственных средств установленного действия и высокого качества и наладить их реализацию на международном уровне. С первых шагов компанию ждал успех:

    один из первых оригинальных препаратов «Рош» сироп от кашля Sirolin (тиокол ) быстро завоевал популярность не только на внутреннем, но и на рынках других европейских стран, в том числе и в Российской Империи, принеся владельцам солидную прибыль (эта торговая марка успешно просуществовала на рынке более 60 лет);

    уже в год основания компании ее ученые - химик Emil C. Barell и фармацевт Carl Scharges - определили присутствие йода в экстракте щитовидной железы, что послужило основанием для первой научной публикации «Рош» и первого патента компании на препарат Aiodine (родоначальник ныне обширного семейства тиреоидных лекарственных средств).

Уже через несколько лет ассортимент «Рош» насчитывает немыслимое для своего времени количество наименований, среди которых - препараты на основе наперстянки и спорыньи, седативные и обезболивающие средства на основе опиума и брома, железосодержащие, гормональные, тонизирующие препараты. Их выход на внутренний рынок сопровождается масштабными информационно-рекламными акциями (именно отсюда берет истоки практический фармацевтический маркетинг). Между тем, компания активно продвигает свою продукцию за рубежом. В 1910 г. в деловом центре Нью-Йорка на Манхеттене открывается бастион компании в США: подразделение F. Hoffmann-La Roche Chemical Works поначалу занимается исключительно поставками продукции «Рош» из Европы, но уже вскоре создает научное подразделение для исследований и разработки новых действующих веществ (с течением лет в США переместится львиная доля научно-исследовательских и производственных мощностей концерна). Таким образом к началу Первой мировой войны «Рош» становится транснациональной корпорацией, располагающей самой разветвленной и обширной среди всех фармацевтических производителей мира того времени сетью торговых агентств (на современном языке - маркетинговых представительств) по всеми миру - в Италии и России, Франции и Германии, Австро-Венгрии и Великобритании, США и Японии. Пользуясь значительной самостоятельностью, со временем многие из этих агентств переростали в филиалы, а некоторые даже обзаводились собственным производством (как это произошло в 1910 г. в Российской Империи, которая в предвоенные годы была крупнейшим рынком для компании «Рош»). Так «Рош» стала первой из фармацевтических компаний, применивших на практике принцип международного разделения труда.

Очевидно, секрет успешности предприятия предопределило и то, что счастливый семейный союз его создателей был, кроме всего прочего, эффективным деловым тандемом энергичного одаренного ученого и дочери крупного банкира (что лишь подтверждает истину: брак по расчету бывает удачным, если расчет был правильным).

«О СКОЛЬКО НАМ ОТКРЫТИЙ ЧУДНЫХ…»
А.С. Пушкин

Разработчик-производитель - это фундамент фармацевтической отрасли. И не только потому, что для создания инновационных лекарственных средств использует фундамент альные научные исследования. Он поставляет для нее основной субстрат - лекарственные средства, которые, в свою очередь, представляют собой особо сложную материю: одновременно являются и важнейшим элементом обеспечения здоровья населения (предметом заботы государств и их систем здравоохранения), и товаром (предметом внутренней и международной торговли, важной составляющей экономической системы любой страны).

Наверное, инновационная фармация - наиболее наукоемкая и «инвестоемкая» отрасль индустрии. Это утверждение становится бесспорным, если воспользоваться хорошо испытанным медициной методом «пересчета на массу тела». С одной стороны - готовый продукт, главная слагаемая которого (активный фармацевтический ингредиент) количественно измеряется, как правило, в миллиграммах или микрограммах, с другой - десятки и сотни миллиардов условных единиц «твердых» мировых валют, которые ежегодно расходуются в мире на фармацевтическую разработку, производство (вместе с созданием и производством соответствующего производственного оборудования - отдельная отрасль точного машиностроения), дистрибьюцию, промоцию, реализацию лекарственных средств и информирование о них потребителей и медицинских работников.

Если же говорить о значимости сонма медикофармацевтических наук для человека в целом, то здесь количественный подсчет произвести сложно. Действительно, будучи относительно молодой наукой, фармакоэкономика сделала немалые успехи: она научилась определять стоимость здоровья и жизни с точки зрения здравоохранения. Так, ВОЗ разработала экономическую модель оценки дополнительных затрат на один сохраненный год жизни с поправкой на качество (quality-adjusted life-year - QALY). Этот подход позволяет интегрировать в одну систему измерений увеличение срока выживания (дополнительные годы жизни) и изменения качества жизни (с увеличением срока выживания или без него). Улучшенное качество жизни выражается как «полезная» величина и определяется по шкале от 0 (смертельный исход) до 1 (идеальное качество жизни). Обеспечение 1 QALY эквивалентно либо увеличению продолжительности жизни на один год (без изменения качества жизни), либо повышению ее качества с 0,5 до 0,7 единиц полезности в течение 5 лет (Руководство ВОЗ «Введение в исследование потребления лекарственных средств», 2003 г. «Еженедельник АПТЕКА», № 18 (439) от 10 мая 2004 г. - Прим. ред. ).

Однако, этот подход позволяет проанализировать лишь экономическую составляющую. Но как измерить для конкретного больного «стоимость» качества его жизни и собственно его жизни как таковой? Как подсчитать, сколько детских и взрослых жизней спасено с помощью изобретенных новых лекарственных средств - десятки, сотни тысяч, миллионы жизней? Эти вопросы имеют в большей степени общегуманную, философскую, эмоциональную, нежели экономическую подоплеку, поэтому фармакоэкономика вряд ли способна найти на них ответы (может быть, это под силу гуманитарным наукам, в частности истории, философии; возможно, искусству, в частности художественной литературе).

Не претендуя на разрешение риторических вопросов, вернемся к конкретной инновационной компании «Рош», попытаемся бегло очертить круг ее знаковых изобретений и навскидку оценить их значимость для медицины. Для начала - лишь один количественный показатель. На знамени «Рош» красуется ПЯТЬ Нобелевских медалей.

СЕМИМИЛЬНЫЕ ВЕХИ. ВЕЛИКИЕ НОБЕЛЕВЦЫ

Значимость инициированных и финансированных «Рош» открытий невозможно переоценить.

1922 г. Разработано обезболивающее и седативное средство Allonal (аллилизопропилбарбитуровая кислота ) - первый представитель группы барбитуратов и первый препарат «Рош», в основу которого положено действующее вещество, полученное методом химического синтеза. В 1928 г. открывается новый завод «Рош» в г. Nutley к северо-востоку от Сан-Франциско (США); здесь начинается выпуск препарата, продемонстрировавшего стремительный коммерческий успех на рынке США.

1933 г. Tadeusz Reichstein (1897–1996) - лауреат Нобелевской премии в области физиологии/медицины за 1950 г. - впервые в мире осуществил полный (или промышленный) синтез витамина С (аскорбиновой кислоты). (Как все-таки причудливо многогранна и горько иронична история: в то же самое время и в той же самой Европе «пустoты мысли» завсегдатаев мюнхенских пивных уже продуцировали кардинально противоположные - человекоубийственные «инновации»). Открытие ученого положило начало целой отрасли фармацевтической индустрии, - синтетическому производству витаминных лекарственных препаратов, - зачинателем которой была и мировым лидером которой остается в течение десятилетий компания «Рош»: тогда же, в 1933 г. была разработана и технология производства витамина С in bulk и налажен его выпуск в США (Roche Nutley); первый препарат аскорбиновой кислоты Redoxon выведен на рынок в 1934 г. В этом же году Тадеуш Райнштайн стал профессором фармацевтической химии, затем с 1938 по 1950 гг. возглавлял Фармацевтический институт Базельского университета, а с 1960 г. стал директором нового, построенного и организованного под его руководством Базельского института органической химии. Трудно переоценить значимость для медицины его последующих открытий: уже после получения Нобелевской премии, в начале-середине 50-х годов в Базеле, в ходе работ по изучению гормонов коры надпочечников возглавляемой им группе ученых (в сотрудничестве с британскими и голландскими коллегами) удалось выделить и описать химическую структуру альдостерона , а несколько позже - выделить кортизон и установить его терапевтическую ценность при лечении ревматоидного артрита. Кстати, этот гениальный ученый, родившийся в Польше и не доживший всего год до собственного 100-летнего юбилея, провел детство и закончил начальную школу в Киеве (знай наших!).

В середине 1930-х «Рош» становится крупнейшим производителем и поставщиком витаминов в мире, этот сегмент деятельности становится одним из приоритетов компании. С 1938 по 1947 гг. специалисты «Рош» разрабатывают технологии промышленного синтеза витаминов А , В 1 , В 2 , Е и К 1 , осваивают выпуск первых в истории мультивитаминных препаратов - соответствующие брэнды быстро завоевывают мировой рынок, прибыли от производства и реализации витаминов позволяют компании выстоять и стабильно развиваться в непростых условиях экономического шлейфа Великой депрессии и кануна Второй мировой войны.

1940 г. В составе химиотерапевтического подразделения Roche Nutley (США) организована первая научная группа компании «Рош» по экспериментальным исследованиям злокачественных новообразований.

1952 г. Революция в борьбе с туберкулезом: «Рош» разрабатывает изониазид и выводит его на мировой рынок под торговым названием Rimifon. Это событие надолго закрепляет за компанией статус лидера в химиотерапии туберкулеза.

1953 г. Разработана первая тест-система для измерения уровня алкоголя в крови.

Середина 1950-х. Внедрение в клиническую практику новой группы седативных лекарственных средств - транквилизаторов , разработка класса бензодиазепинов , открывших новую эру в психофармакологии (в последующие годы «Рош» разработает и выведет на рынок целую серию препаратов данного класса).

1956 г. Изобретение и вывод на рынок тест-полосок Glucotest для определения уровня глюкозы в моче.

1960 г. Исследование реакции глюкооксигеназы и разработка на ее основе первого ферментного метода измерения уровня глюкозы. Вывод на рынок важнейшего представителя психотропных бензодиазепинов Librium (хлордиазепоксид ; 1960 г.).

1962 г. «Рош» разрабатывает свой первый противоопухолевый препарат - Fluoro Uracil Roche (флуороурацил ), простеливший дорогу для создания целой обоймы знаменитых антиканцероматозных средств этой компании.

1963 г. Семейство транквилизаторов пополнилось важнейшим представителем - препаратом Valium Roche (диазепам ), который в течение десятилетий не имел себе равных среди препаратов с седативным и анксиолитическим действием - его терапевтическая эффективность и неослабевающий спрос закрепили за «Рош» репутацию корифея в области создания психотропных средств (диазепам - и сегодня один из наиболее применяемых в психиатрии и наркологии седативных и анксиолитических препаратов).

1968 г. ознаменовался двумя серьезными шагами по расширению научно-исследовательского потенциала компании: созданием в составе Roche Nutley (США) Института молекулярной биологии «Рош» и началом работ по организации исследовательского центра «Рош» в Японии.

1969 г. Разработано и выведено на рынокантибактериальное средствоBactrim Roche (триметоприм + сульфаметоксазол ), хорошо известный и давно ставший общеупотребительным как ко-тримоксазол.

На протяжении 1970-х–начала 1980-х «Рош» пожинает обильный урожай новых лекарственных средств, каждое из которых сразу становится блокбастером в своей области фармакотерапии (что ни молекула, то родоначальник целого класса):

    увидели свет первые препараты компании для лечения паркинсонизма: 1970 г. - Larodopa (леводопа ), 1973 г. - Madopar (леводопа + бенсеразид ). Последний получил в 1974 г. премию Галена за устранение серьезных побочных эффектов, свойственных антипаркинсоническим средствам предыдущих поколений;

    1971 г. - противомалярийное средство Fansidar (сульфадоксин + пириметамин );

    1982 г. - «парад планет»: антибактериальное средство широкого спектра действия Rocephin (цефтриаксон ); Roaccutanum (изотретиноин ) для лечения акне; седативное и снотворное средство Dormicum (мидазолам ).

    1984 г. - Tigason (этритинат ); премия Галена за доказанную эффективность при лечении тяжелых форм псориаза.

В то же время под эгидой ученых концерна «Рош» происходит рождение и бурный расцвет принципиально нового направления глобальной медицинской и фармацевтической науки - генной инженерии и биотехнологий .

70–80-е годы минувшего, столь нелицеприятно охарактеризованного в начале настоящей статьи ХХ века ознаменовались проникновением человеческой мысли в самые глубинные, специфичные и «мелкокалиберные» структуры живой материи. Нобелевская премия в области физиологии/медицины за 1984 г. за исследования иммуноспецифичности и расшифровку механизмов выработки моноклональных антител была разделена между тремя европейскими учеными - Niels K. Jerne (1911–1994), Georges J.F. Kohler (1946–1995), Cesar Milstein (1927–2002) - фактически составлявшими транснациональную исследовательскую группу с единой научной темой и двумя научными базами:

    Лабораторией молекулярной биологии, Научно-медицинский совет Университета Кембриджа (Великобритания), под руководством Цезаря Мильстейна;

    Базельским институтом иммунологии (Швейцария).

Нильс Йерн, многие годы возглавлявший Базельский институт иммунологии, достиг выдающихся успехов не только как ученый, но и как менеджер - блестящий организатор научного процесса . Под его руководством Базельский институт, - официальное открытие этого крупнейшего научного плацдарма компании «Рош» состоялось в 1971 г., - стал колыбелью Нобелевских лауреатов. На протяжении всей научной деятельности патриарх молекулярной иммунологии принимал активное участие в работе центральных консультативно-экспертных структур ВОЗ научно-исследовательского профиля.

При изучении официальных автобиографий и нобелевских лекций этих трех ученых создается ощущение удивительного научного триумвирата, в котором фигурируют два корифея и их гениальный молодой ученик - рано ушедший из жизни Георг Кёхлер, работавший одновременно на двух (Базель и Кембридж) фронтах одной научной проблемы и, очевидно, сумевший интегрировать и подытожить результаты усилий двух крупнейших и наиболее развитых лабораторий той поры. Открытия этих ученых не только потрясли устои тогдашней клеточно-молекулярной биологии, но и сделали возможным синтез моноклональных антител для прицельного уничтожения клеток определенной антигенной структуры, - прежде всего опухолевой , - in vivo .

Susumu Tonegava (род. 1939) - лауреат Нобелевской премии в области физиологии/медицины за 1987 г. - объяснил генетические механизмы контроля выработки антител. Путь японского ученого к базельским лабораториям был не без извилин. В своей автобиографии он рассказывает, как после окончания химического факультета Университета г. Киото его пригласили продолжить последипломное обучение в области молекулярной биологии в США и затем зачислили в аспирантуру факультета биологии Калифорнийского университета (Сан-Диего, США). Здесь он получает ученую степень по молекулярной биологии и поступает в докторантуру Института Солка, где изучает генетические механизмы вирусиндуцированного опухолеобразования. Но в это время у Фулбрайтовского стипендиата из Японии заканчивается срок действия американской визы и он вынужден подыскивать себе работу за пределами США. Не было бы счастья, так несчастье помогло: в это время в Швейцарии при деятельном участии концерна «Рош» создается Базельский институт иммунологии и Тонегава подписывает двухлетний контракт, предложенный ему директором института (уже нам знакомым Нильсом Йерном). Этот шаг круто меняет курс его научной деятельности в сторону генной иммунологии - так началось восхождение ученого к своей Нобелевской вершине. Впоследствие Тонегава вернется в США (где поныне здравствует и ведет научные изыскания в Массачусетском институте технологий), однако главному достижению своей жизни он обязан результатам иммуногенетических исследований, которые проводил со своими коллегами в Базеле под эгидой компании «Рош». Мировая история знает мало случаев, когда стены одного научного заведения на протяжении столь короткого времени рождали бы плеяду Нобелевских лауреатов, да еще и по одной теме - иммуноспецифичности.

В ключе новых открытий с использованием биотехнологий создаются новые лекарственные средства: свой первый генноинженерный продукт - Roferon-A (интерферон альфа-2а) «Рош» создала в 1986 г., а последние генноинженерные разработки «Рош», датированные 2001–2002 гг. - Copegus (антивирусный рибавирин ) и Pegasys (пег-интерферон альфа-2а 40kD ) впервые открыли путь к этипатогенетическому лечению вирусного гепатита С.

В начале 1990-х гг. «Рош» делает финальные шаги к бесспорному мировому лидерству в области биотехнологий: концерн приобретает большинство акций крупнейшей генноинженерной компании Genentech (США) и мощной научно-исследовательской компании Syntex Corporation. Успеху концерна способствует укрепление «диагностического крыла»: приобретение компании Boehringer Mannheim выводит «Рош» в лидеры мирового рынка медико-диагностического оборудования. Еще позже, в 2001–2002 гг. в результате приобретения концерном «Рош» компании Chugai появляется лидер японской фармацевтической индустрии с мировым охватом - компания Roche- Chugai.

Активно развивая биотехнологическое направление, «Рош» не оставляет разработку и производство препаратов путем химического синтеза. По сути дела, в лабораториях концерна эти два направления разработки лекарственных средств уже тесно интегрированы между собой. На протяжении двух последних десятилетий минувшего века и первых лет нового тысячелетия продолжается звездопад новых великих молекул от «Рош»:

1987 г. : антагонист бензодиазепинов Annexat (флумазенил ); премия Галена в 1988 г. за дозоконтролируемое устранение побочных эффектов бензодиазепинов.

1990 г. : антидепрессантAurorix(моклобемид ); антигипертензивный препарат - ингибитор ангиотензинпревращающего фермента Inhibase (цилазаприл );

1993 г. : Pulmosimum (дорназа альфа ) для лечения пациентов с кистозным фиброзом; 1995 г.: безрецептурный анальгетик Aleve (напроксен натрия );

В 1992 г. «Рош» закладывает начало линейке лекарственных средств для лечения больных ВИЧ/СПИДом разработкой и введением в клиническую практику препарата Hivid (залцитабин ) - с течением времени к нему присоединятся Invirase и Fortovase (саквинавир ; 1995 г. и 1998 г. - первый в мире ингибитор ВИЧ-протеазы), Viracept (нелфинавир , 1998 г.), новейший Fuseon (энфувиртид , 2003 г.).

Не менее интенсивно развивается онкологическое направление - в распоряжение пациентов поступают: высокоинновационное моноклональное антитело для лечения неходжкинской лимфомы Mabthera (ритуксимаб ) и антиканцероматозное средство Kytril (гранисетрон гидрохлорид ); Хeloda (капецитабин ) для лечения рака молочной железы и рака толстой кишки; Herceptin (трастузумаб ) для лечения рака молочной железы; Bondronat (ибандронат ) для лечения остеопороза в онкологической клинике; иммунодепрессанты для использования в трансплантологии CellCept (микофенолат мофетил ) и Zenapax (даклизумаб ).

В 2000–2002 гг. ученые Центра медицинской генетики «Рош» вместе с коллегами из Вашингтонского института в Сент-Луисе (штат Миссури) и Национального генетического центра в Париже успешно осуществили глобальную научную инициативу по расшифровке генома мыши (открытие, которое - рано или поздно - не может не попасть в поле зрения экспертов Нобелевского комитета).

Наконец, «прорывные» разработки самых последних лет: Tamiflu (озельтамивир ) - первое в мире противогриппозное средство (ингибитор нейраминидазы) для перорального применения и Xenical (орлистат ) - для патогенетического лечения ожирения.

КРАЕУГОЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ. «РОШ» СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

Бегло очертив лишь основные этапы развития компании, убеждаемся в том, что принцип работы на опережение времени был положен в основу деятельности «Рош» изначально. С момента основания концерна прошло немало десятилетий, но стержень деятельности и развития компании, ее миссия остаются неизменными: берясь за самые болезненные, трудноразрешимые и «интеллектоемкие» проблемы мирового здравоохранения - находить их оптимальные (и наиболее рентабельные) решения с помощью фундаментальных научных исследований и высоких химико-биологических технологий, и реализовывать эти решения с целью увеличения продолжительности и сохранения качества человеческой жизни.

Сложнейшая система инновационных технологий, используемая при создании и производстве лекарственных средств марки «Рош», подчинена цели исключить возможность нарушения качества изобретения на каком-либо этапе жизненного цикла препарата и донести это качество невредимым до пациента.

Следует упомянуть еще один важный принцип, на котором строится и философия компании и ее практическая деятельность в области здравоохранения - «принцип полного (замкнутого) цикла». «Рош» придерживается этого принципа во всем - и применительно к выпускаемой продукции (полный цикл от самостоятельного поиска активной молекулы до выпуска и донесения готового лекарственного средства потребителю или специалисту в сопровождении информации, обеспечивающей надлежащее использование этого средства), и в своем понимании духа, буквы и процедуры здравоохранения в целом.

В рамках философии «Рош», система обеспечения преемственности медицинской помощи образует все тот же символ - бензольный шестигранник:

1. Изучение генетической предрасположенности пациента к тому или иному заболеванию.

2. Прицельный скрининг.

3. Профилактика.

4. Диагностика.

5. Лечение.

6. Непрерывный мониторинг получаемых результатов.

Сегодня, реструктуризировав многие другие бизнес-направления, гигант состоит «всего» из двух основных подразделений - фармакотерапевтического (в его составе биотехнологическое) и диагностического. Этот «структурный» факт характеризует логику медицины в предметном осмыслении «Рош»: поскольку без надлежащей диагностики невозможно надлежащее лечение, путем объединения этих двух преемственных по сути и доминантных по значимости направлений в один мозговой центр обеспечивается широкий охват всего спектра здравоохранения. (Не говоря уже о стратегическом преимуществе перед конкурентами: подобной бизнес-конституции до сих пор не имеет никто из грандов мирового фармбизнеса, это - «ноу-хау» и одна из визитных карточек «Рош»).

Еще одна отличительная черта корпоративной стратегии «Рош» - система менеджмента, которая базируется на максимальной операционной независимости. Входящим в состав группы компаниям и представительствам «Рош» в разных странах предоставлены определенные права для гибкого принятия решений, которые, по их мнению, наиболее соответствуют реалиям локальных рынков.

Перечисленные стратегические преимущества дополняет длинный список инновационных лекарственных средств, пополнивших портфель «Рош» в течение последних лет и десятилетий, а также пребывающих на разных этапах разработки и исследований в ожидании скорого «вбрасывания» на мировой рынок. Все это обеспечило транснациональному научно-производственному концерну «Рош» положение одной из крупнейших фармацевтических и самой крупной биотехнологической компании на планете, статус незыблемого авторитета качества и инноваций в области мирового здравоохранения. Инновации - как в области разработки «лекарств-первопроходцев» и принципиально новых научно-производственных технологий, так и в сфере выработки новых подходов в менеджменте и стратегий бизнес-развития - всегда были и остаются ключом к успеху компании «Рош».

ФЕРЗЕВЫЙ ЭНДШПИЛЬ

На сферической шахматной доске мирового фармацевтического бизнеса транснациональный инновационный фармацевтический концерн «Рош» - это ферзь. Ключевая, мобильная и маневренная фигура, обладающая дальним прицелом интеллекта и емким охватом научных знаний, способная передвигаться как по вертикали, так и по диагонали, рассекая всю доску вдоль и поперек. Располагая могучим научным и производственным потенциалом, он ставит перед собой большие задачи - эти задачи сложны, их множество (что требует только комплексного их решения) и все они подчинены единой стратегической цели: обеспечить максимально благополучную жизнедеятельность короля шахматной доски - ПАЦИЕНТА -самой важной и величественной, но в то же время самой уязвимой фигуры.

    Ферзь располагает максимальными возможностями, поэтому при самом сложном положении короля способен сделать для обеспечения его безопасности то, что не под силу другим фигурам.

    «Рош» осознает свою миссию и берет на себя ответственность за защиту пациента при тех заболеваниях, которые представляют особую опасность для его здоровья и жизни, наиболее трудно поддаются лечению.

История свидетельствует: будущее мировой фармацевтической индустрии - за ферзями, действующими во благо королей. o

Филипп Снегирёв
Фото - © 1996-2004 F. Hoffmann-La Roche Ltd., Corporate Communications; © The Nobel Foundation

В 1898 г. компания «Рош» начала свою деятельность в Российской Империи, которая накануне Первой мировой войны превратилась для компании в наиболее обширный и значимый рынок: представительские офисы «Рош» работали в Санкт-Петербурге, Москве, Ростове, Казани и Одессе - таким образом, лекарственные средства от «Рош» находятся в распоряжении украинского здравоохранения более века

антибактериальный препарат, парентеральный цефалоспорин III поколения
?

противовирусный препарат (ингибитор нейраминидазы вируса гриппа), лечение и профилактика гриппа у взрослых и детей

Компания «Рош» входит в число ведущих компаний мира в области фармацевтики и диагностики, являясь крупным производителем биотехнологических лекарственных препаратов для лечения онкологических, офтальмологических и аутоиммунных заболеваний, тяжелых вирусных инфекций и нарушений центральной нервной системы.

На 2017 г. «Рош» является лидером в области диагностики in vitro и гистологической диагностики онкологических заболеваний, а также пионером в области самоконтроля сахарного диабета. Объединение фармацевтического и диагностического подразделений позволяет «Рош» работать в области персонализированной медицины - стратегии, направленной на разработку эффективных медицинских решений для пациентов, с учетом индивидуальных особенностей каждого.

Компания производит диагностические средства и инновационные лекарственные препараты для профилактики, диагностики и лечения серьезных заболеваний.

На 2017 год 29 препаратов «Рош», в том числе жизненно важные антибиотики, противомалярийные и противоопухолевые препараты, включены в Перечень основных лекарственных средств ВОЗ.

Восемь лет подряд компания «Рош» признается лидером в сфере фармацевтики, биотехнологий и медико-биологических наук по показателям устойчивости индекса Доу-Джонса.

Активы

На 2019 год швейцарская группа компаний Roche («Рош») имеет представительства в 150 странах мира и штат сотрудников более 85 000 человек.

Штаб-квартира расположена в Базеле, Швейцария . Инвестиции компании в исследования и разработки составляют 9,9 миллиардов швейцарских франков, объем продаж - 50,6 миллиарда швейцарских франков.

На 2018 г. компании «Рош» полностью принадлежит компания Genentech, и контрольный пакет акций компании Chugai Pharmaceutical, Япония .

Roche Diagnostics

Бизнес в России

Покупка у Inception Sciences программы регенеративной терапии РС

5 апреля 2018 года стало известно о том, что швейцарская фармацевтическая компания Roche («Рош») заключила соглашение о приобретении программы регенеративной терапии рассеянного склероза (РС) Inception 5 у платформы по разработке лекарственных препаратов Inception Sciences . Финансовые условия сделки не разглашаются, так же как не раскрываются и конкретные цели, которые предполагается достичь с помощью программы Inception 5.

В течение почти 4 последних лет компании Inception и Roche тесно сотрудничали в рамках альянса, основными задачами которого были поиск и разработка малых молекул, способствующих ремиелинизации нервных волокон, миелиновая оболочка которых была разрушена вследствие прогрессирующего РС. Об открытиях, которые, возможно, были сделаны партнерами в ходе совместной работы, информации нет. Тем не менее, в Roche сочли целесообразным приобретение вышеназванной программы.

Со своей стороны, в Versant Ventures заявили о том, что средства, полученные от Roche, будут вложены в создание компании Pipeline Therapeutics. Предполагается, что руководить вновь созданной компанией будет команда специалистов, работавшая с Roche. Pipeline займется созданием расширенной платформы для поиска нейрорегенеративных препаратов следующего поколения.

Между тем, у Roche - огромный опыт работы в сегменте лечения РС. В 2017 году Управление по контролю качества лекарственных средств и продуктов питания США (FDA) одобрило Ocrevus (окрелизумаб) - препарат производства Roche для лечения первично-прогрессирующей формы РС, который, по состоянию на апрель 2018 года, является пока единственным из одобренных препаратов, изменяющих течение заболевания.

Покупка Flatiron за $1,9 млрд

В середине февраля 2018 года Roche Holding объявила о покупке разработчика ПО для анализа онкологических данных Flatiron Health за $1,9 млрд, чтобы ускорить разработки лекарств для лечения онкологических заболеваний. Подробнее .

2017

Приобретение Ignyta

Как стало известно в конце декабря 2017 года, швейцарская фармацевтическая компания Roche покупает американскую компанию Ignyta Inc, специализирующуюся на выявлении и лечении пациентов с раковыми заболеваниями, несущими специфические редкие мутации - соответствующей договоренности компании достигли 22 декабря. Сумма сделки составит $1,7 млрд. Приобретение одобрено советами директоров обеих компаний и, как ожидается, будет завершено в первой половине 2018 года. Подробнее .

1-е полугодие: рост продаж на 5%

В первом полугодии 2017 года продажи Группы компаний «Рош» выросли на 5% и достигли 26,3 млрд. швейцарских франков. Рост прибыли на акцию составил 6% и опережал рост продаж, что отражает хорошие показатели по основному бизнесу. Чистая прибыль по МСФО выросла на 2%.

В подразделении Фарма продажи выросли на 5% и достигли 20,5 млрд. швейцарских франков. Продажи недавно выведенных на рынок препаратов Тецентрик, Окревус и Алеценза принесли 0,5 млрд. швейцарских франков, что составило половину роста продаж подразделения. Продолжает демонстрировать сильный рост продаж Перьета. Этот рост был частично нивелирован снижением продаж Тарцевы, Тамифлю и Пегасиса. В продажи выросли на 8%, наилучшие показатели у препаратов Тецентрик, Ксолар, Мабтера и Окревус, который недавно начал применяться для лечения рецидивирующей и первично прогрессирующей форм рассеянного склероза. В Европе продажи оставались на стабильном уровне. Рост продаж Перьеты и Актемры был скомпенсирован снижением уровня продаж Авастина. В регионе «остальные страны» продажи выросли на 5%, лидерами являлись Латинская Америка и Азиатско-Тихоокеанский регион. В Японии продажи оставались на стабильном уровне. Рост по препарату Алеценза (+42%) был частично скомпенсирован снижением продаж Авастина (-3%), связанным с негативным влиянием двухгодичного снижения цен по решению правительства в апреле 2016 года.

Продажи подразделения Диагностика выросли на 5% и достигли 5,8 млрд. швейцарских франков. Основной вклад внесло направление «Централизованные и по месту лечения исследования» (+8%) при ведущей роли бизнеса по иммунодиагностике (+13%). В региональном плане рост обеспечили, в частности, Азиатско-Тихоокеанский регион (+13%), где продолжился сильный рост в Китае (+20%). Рост продаж составил 3% в регионе EMEA , 8% в Латинской Америке, 1% в Северной Америке и 2% в Японии.

Производственная прибыль выросла на 3% в подразделении Фарма и на 5% в Диагностике. На темпы роста в обоих подразделениях повлиял эффект базы 2016 года, связанный с изменениями пенсионных планов Группы в Швейцарии , с частичной компенсацией за счет доходов от отчуждения старых препаратов в первой половине 2017 года.

Чистая прибыль на акцию за счёт основной деятельности выросла на 6%, а чистая прибыль по МСФО – на 2%. На размер чистой прибыли по МСФО повлияло обесценение нематериальных активов. Оно увеличились на 0,7 млрд. шв. фр. после уплаты налогов, в частности, от частичного обесценения нематериального актива Эсбриет.

Покупка MySugr для расширения цифрового бизнеса

30 июня 2017 года швейцарская фармацевтическая компания Roche сообщила о покупке MySugr для расширения цифрового бизнеса. Стоимость сделки не раскрывается. Подробнее .

2016: Сокращение ИТ-команды на 350 человек

В представительствах компании более чем в 100 странах мира, по данным 2016 года, работало более 94 000 человек.

2 июля 2016 года швейцарский производитель лекарственных препаратов Roche сообщил, что сократит штат ИТ-специалистов. Об этом представитель компании рассказал агентству Reuters .

В общей сложности планируется уволить около 350 сотрудников, занятых в сфере информационных технологий, к концу 2017 года. Примерно 100 рабочих позиций будет ликвидировано в Швейцарии и столько же в Соединенных Штатах. Оставшаяся часть программы реструктуризации будет распределена по ряду других стран - преимущественно по европейским.

В то же время Roche собирается добавить в штат порядка 300 новых позиций, которые появятся в представительствах компании в Мадриде, Куала-Лумпуре и некоторых других. О каких должностях идет речь, не уточняется. Представитель Roche отметил, что дальнейшие планы по кадровой реструктуризации будут объявлены позднее.

Эксперты предполагают, что Roche оптимизирует кадровый состав из-за потери доходов от стареющих препаратов, в том числе противораковых «Авастин», «Герцептин» и «Ритуксан».

Из истории лидеров мировой фарминдустрии. Фирма «Roche» Компания «F. Hoffmann-La Roche Ltd.», более известная как «Roche», по мнению аналитиков, является одним из лидеров мирового фармацевтического производства и лучшей фармацевтической компанией Европы. Она была основана в 1896 году Фрицем Хоффманном в швейцарском городе Базеле. Фриц Хоффманн родился 24 октября 1868 года в семье удачливого предпринимателя Фридриха Хоффманна, занимавшегося текстильным и лакокрасочным бизнесом. Его предки переселились из Верхнего Гессена (сейчас ФРГ) в Базель - крупнейший торговофинансовый, культурный центр Швейцарии, расположенный на стыке границ трех государств: Швейцарии, Германии и Франции. Семья матери Фрица, Анны Элизабеты, также была весьма состоятельной и известной в финансовых кругах Базеля. Фриц был самостоятельным и избалованным ребенком. Неуправляемость и частые истерики привели к проблемам в школе, и он был направлен в школу-интернат в Вюртемберге, после окончания которой решил не поступать в университет, а пойти по стопам отца. Он работал учеником в частном банке, служил в аптеке, в фармацевтической компании. В то время в Базеле процветало производство синтетических красителей, и предприимчивый молодой человек решил заняться этим бизнесом. В 1894 году он при финансовой поддержке отца приобрел небольшую фирму по продаже красителей, на основе которой совместно с химиком Максом Карлом Траубом учредил компанию «Hoffmann, Traub & Co». Было решено вместе с красителями производить лекарственные средства. В 1896 году Фриц Хоффманн перекупил долю Трауба, после чего фирма стала называться «F. Hoffmann-La Roche & Co», так как Фриц был женат на Аделе Ля Рош, дочери фабриканта и торговца шелком. При поддержке родственников из банкирских кругов Хоффманн уговорил базельских банкиров предоставить его фирме крупный кредит. Банки пошли на это, поскольку к тому времени было ясно, что промышленное производство лекарств может приносить значительную прибыль (примером служили успешно развивающиеся немецкие фармацевтические компании «Merck» и «Schering). Фриц понимал, что для получения хорошей прибыли недостаточно только воспроизводить немецкие препараты - нужно было выпускать собственные лекарственные средства. Первым успешным препаратом фирмы «Hoffmann-La Roche» стал сироп против кашля Сиролин, выпуск которого был налажен в 1897 году. Он пользовался большим успехом и продавался во всех аптеках Европы. Если в 1898 году продажи Сиролина составляли 700 бутылок, то в 1913 году - 1 млн бутылок. Для строительства своего завода Хоффманн приобрел землю на границе с Германией, чтобы воспользоваться немецкой патентной защитой (изготавливаемая в Германии продукция на основе иностранных изобретений в течение трех лет получала немецкий патент). Завод был построен недалеко от железной дороги вблизи деревни Грензах. К концу 1896 года семья Хофманн переселилась сюда на постоянное жительство. Фриц понимал, что для промышленного фармпроизводства рынок Швейцарии слишком мал. Для расширения рынка сбыта своей продукции Фриц посетил Вену, Париж и Милан. Фирма имела торговых агентов в Англии и США. К 1912 году ее продукция экспортировалась также в Японию. В 1914 году из 700 человек мирового персонала «Roche» только 145 сотрудников постоянно находи- лись в Базеле. Во время деловой поездки по Австрии в 1896 году Фриц Хоффманн встретился с доктором Шнирером, который помог установить деловые контакты с Россией. Здесь, благодаря умело организованной рекламной компании, высоким спросом пользовались препараты Сиролин, Айрол и Тиокол. Позже Фриц Хоффманн дважды путешествовал по России. Эти поездки способствовали развитию бизнеса. Благодаря грамотному маркетингу и растущей популярности фирмы во всем мире, и особенно в России, оборот «Roche» с 1897 по 1914 год увеличился в 20 раз. В продвижении продукции Хоффманн придавал большое значение взаимодействию с врачами и пациентами, рекламе, а также прочим маркетинговым мероприятиям. Он считал, что нужно преодолевать недоверие потенциальных покупателей к новым препаратам, менять стереотипы в их сознании, и здесь не обойтись без рекламы. Уже в то время реклама лекарств вызывала споры. Фирму обвиняли в «наглой самопропаганде», но время показало верность выбранного курса. Хоффманн работал творчески и был, несмотря на свою вспыльчивость, душой бизнеса. Он занимался, в основном, определением стратегии компании и принятием важнейших решений. Оперативные вопросы, такие как выбор продуктов для производства, изучение их коммерческих возможностей, привлечение квалифицированных работников были в ведении химика Эмиля Барела. Он работал в компании с момента ее основания и пользовался большим доверием. Эмиль сам разработал несколько успешных препаратов, в том числе Тиакол (средство от кашля) и Дигален (экстракт из наперстянки для лечения сердечно-сосудистых заболеваний). Оба препарата выпускаются и в настоящее время. Особенно успешным бизнес «Roche» был в Германской и Российской империях. Но первая мировая война принесла фирме огромные убытки. В 1917 году фирма потеряла практически все имущество в России. В 1918 году была заблокирована собственность компании в Германии. Немцы обвиняли базельцев во «франкофильстве» (из-за успешного бизнеса во Франции). Фирма подверглась притеснениям во Франции, в Великобритании (из-за распространившихся слухов, что компания производила отравляющий газ для немецкой армии). Если бы не решительность и предприимчивость Фрица Хоффманна фирма неминуемо бы обанкротилась. В 1919 году она была преобразована в акционерное общество, акции были успешно размещены. В 1920 году Фриц Хоффманн умер от почечной болезни. Его вдова Элизабет Мюль (на которой он женился после развода с Аделью Ла Рош) в конце 1930-х годов вышла замуж за Пауля Захера, основателя и дирижера Базельского камерного оркестра. Он вошел совет директоров компании, где контролировал как представитель семьи Хоффманн 49% акций. Преодолев кризис, фирма в двадцатых годах добилась новых успехов. В тридцатых и сороковых годах прибыли компании продолжали расти, в чем немалая заслуга Эмиля Барела, взявшего курс на производство витаминных препаратов. После смерти Фрица Хоффманна и гибели в автомобильной катастрофе его старшего сына Эммануэля, с 1920 по 1952 год Барел занимал пост председателя правления «Hoffmann-La Roche». Его исключительно большая роль в развитии компании была общепризнана (во Франции даже была поговорка: «Рош» - это Барел). Как и у Хофманна, характер у него был тяжелым, и всех, кто по каким-либо причинам его не устраи- вал, он немедленно увольнял с одной и той же фразой, которая вошла в историю: «Берите шляпу и немедленно убирайтесь вон, двери вам уже открыты». Когда же он был особенно зол на подчиненного, его шляпу и трость он выбрасывал в окно с приказом немедленно убираться. Когда Барел стал президентом компании, американский филиал возглавил Элмер Бобст. Филиал в Найтли (штат Нью-Джерси) был создан в 1905 году, и Бобст вначале устроился на работу в компанию в качестве торгового представителя. Его продвижение по карьерной лестнице было стремительным и успешным. под руководством Бобста компания выпустила обезболивающее средство Апробабитал (аllonal), которое принесло компании первый миллион долларов прибыли. С началом второй мировой войны значение американского филиала еще более возросло. Под угрозой вторжения нацистов в Швейцарию «Roche» планировала дальнейшее расширение филиала в Найтли. В предшествовавшие второй мировой войне годы в стратегии компании произошли важные изменения, она постепенно перешла от производства лекарств из природного сырья к их синтезу. Наиболее существенный прорыв произошел в производстве синтетических витаминов. В 1933 году Барелом был разработан метод синтеза витамина С, позже налажено производство витаминов А и Е. «Roche» стала крупнейшим в мире производителем витамина С. В 70-е голы ХХ века доля компании в объеме мирового рынка витаминов превышала 70%. С началом второй мировой войны основные активы компании были переведены в США. Американское производство в Найтли находилось под управлением канадской дочерней компании «Sapac». Этот механизм управления, разработанный для защиты компании от последствий войны, действует и сегодня, хотя «Sapac» с ее огромными масштабами производства и научных исследований превратилась в практически независимую компанию. Эмиль Барел переехал в Найтли до конца войны. Несходство характеров и методов управления Барела и Бобста часто приводило к конфликтам, что заставило Бобста в 1944 году подать в отставку. Барел назначил президентом американского филиала Лоуренса Барни, который занимал эту должность в течение 20 лет. Эмиль Барел умер в 1953 году в возрасте 79 лет. Его преемником стал Альберт Кафлиш. Он возглавлял компанию до 1965 года. В 1945-1965 годы были для компании периодом значимых инновационных внедрений. Особенно успешным было создание линейки препаратов из группы бензодиазепина. Многолетние исследования под руководством австрийского ученого Льва Стернбаха привели к разработке препаратов, известных в настоящее время как Валиум и Либриум. Либриум был получен в 1954 году и вначале не произвел впечатления на владельцев, однако в дальнейшем выяснилось, что соединение было весьма эффективным транквилизатором и обладало снотворным, анксиолитическим и миорелаксирующим эффектом. С появлением на рынке в 1960 году Либриум стал одним из самых продаваемых рецептурных препаратов в мире. Компания едва справлялась с растущим спросом. В 1963 году в продажу поступил Валиум, который к 1969 году превзошел Либриум по популярности. Ни одна фармкомпания еще не добивалась такого впечатляющего успеха в столь короткое время. К 1971 году эти препараты употребляли около 500 млн пациентов. Пока время патентной защиты препаратов не истекло, они оставались лидерами продаж, принося компании значительную прибыль. В деятельности компании были и проблемы. Ценовая политика «Roche» привлекла внимание антимонопольной комиссии Великобритании, которая, сравнив стоимость производства и цену реализации препаратов, распорядилась снизить цены на реализуемые фирмой в Великобритании препараты на 5060% и погасить полученную сверхприбыль в размере 30 млн $. В ответ компания обратилась с протестом в Палату лордов, защищая свою политику ценообразования. «Rоche» обнародовала не только свои доходы, но и расходы на исследования и разработки, а также на производство препаратов. Высокие цены объяснялись большими расходами на исследования. Но на потребителей, встревоженных эскалацией цен на лекарства, этот аргумент не произвел впечатления. В 1980 году, после нескольких лет судебных разбирательств, «Hoffmann-La Roche» вышла из спора без убытков, все же дав согласие придерживаться впредь системы добровольного ограничения цен. С 1965 по 1978 год холдинг «Roche» возглавлял Адольф Вальтер Янн, при котором компания пережила кризис. Несмотря на то, что ежегодно на рынок выводилось по 15 новых препаратов, их коммерческий успех был невелик. В 1978 году, когда фирму возглавил талантливый менеджер Фриц Гербер, «Roche» добилась новых успехов. В этом помог курс на сокращение производственных затрат, ввод новой системы бухгалтерской отчетности. Компания рассталась с агрохимическим и другими непрофильными подразделениями, сосредоточившись на производстве и сбыте лекарств. В альянсе с компанией «Glaxo» компания продвигала в США Зантак (ранитидин) - быстродействующий Н2-блокатор. Препарат принес высокие прибыли и упрочил положение компании на фармрынке. К 1994 году показатель отношения чистой прибыли к обороту увеличился до 19,4%. В 1995 году «Roche» стала третьей по эффективности бизнеса химико-фармацевтической компанией Европы (после шведской «Astra» и британской «Zeneca»). Сегодня «Hoffmann-La Roche» находится в авангарде разработок с применением методов генной инженерии, в частности, в производстве интерферонов, препаратов, содержащих моноклональные антитела. В портфеле компании - большой спектр инновационных препаратов, применяемых в онкологии, вирусологии, трансплантологии, нефрологии, в лечении ревматоидного артрита, а также современные средства диагностики. Одновременно с лекарственными препаратами для лечения определенных заболеваний «Roche» создает методы их диагностики. Благодаря этому в практику внедряется таргетная терапия - назначение того или иного препарата только тем пациентам, у которых он будет эффективным. Этим компания заложила основы для развития персонализированной медицины (термин, введенный компанией «Roche»). Все это позволяет ожидать, что в долгосрочной перспективе компания сохранит положение лидера на рынке лекарств. Марк СИНОВАЦ

Вверх