http://fullz-shop.site Рлс сапфир. История создания отечественных радиолокационных систем. Нарастить высоту применения

Рлс сапфир. История создания отечественных радиолокационных систем. Нарастить высоту применения

Самостоятельный ремонт черно-белого телевизора Сапфир 23ТБ-307. Достался мне недавно такой телевизор - стоял лет 10 в гараже вообще не включаясь, так как сломался, как сказал хозяин этого аппарата. А я решил его отремонтировать и использовать как персональный 3-й телевизор в доме. , изучил и приступил к восстановлению. Первым делом телевизор раскрутил и произвел осмотр - платы в слое пыли, поэтому смочил тряпчку и ватку растворителм и принялся все чистить и оттирать.

Когда пыль была удалена, начал отчищать так-же строчную, со стороны пайки, так как какой-то умник залил ее лаком в перемешку с клеем. Включил: звук есть, а экран не светится. Начал более внимательно искать неисправности. Первое было то, что панелька кинескопа окислилось. Почистил ее и подключил - появился накал у кинескопа. Кстати, накал у этой модельки 12 вольт. Не привычно, что этот ТВ прогревается примерно минуту - ну ничего, подождём:) Затем начал ковырять строчную развертку и каскад гашения, так как на 1-м выводе лапке кинескопа от указанных на схеме напряжений оказался 0.


Вскоре был найден нерабочий транзистор кт940б, заменил его, благо у меня таких сотня. Найти его можно на платах цветности, например в советских телевизорах, и вообще, такие ТВ проще тем ремонтировать, что он транзисторный и все детали есть в наличии. Так-же все проверить можно обычным мультиметром.


Едем дальше. В строчной развертке выгорело 2 диода - это кд522б. АПЧФ. У регулятора скважности отошел и окислился движок - его так-же почистил. У кадровой развертки диод кд522б, который подавал сигнал на базу транзистора у мультивбратора вел себя как то странно - видать пробит, и пропускал ток в обе стороны. Заменил и его.


Конденсатор с40 - 1 мкф, потерял половину своей емкости, заменил его на новый. Как ни странно, конденсатор этот был единственным, который потерял емкость. Хотя известно, что советские электролиты частенько высыхают. Здесь они оказались все живы:)


Все подстроечники протер растворителем и покрутил, чтобы восстановить контакт. Ещё раз проверил и включил... картина ужасная на экране, начал настраивать подстроечниками и внешними регуляторами сзади и спереди, задача не легкая, так как крутишь 1 регулятор - требуется и второй подстроить, и так по очереди по чуть-чуть.


Спустя 20 минут работы настроил агрегат. Кинескоп чуть потерял с годами яркость, наверное на 70% уже выведена, но что-нибудь посмотреть иногда самое то! Возможно некоторые посчитают восстановление работоспособности таких старых девайсов неоправданным, но для тренировки это то, что надо. Именно на таких устройствах и нужно набираться опыта, ведь не браться же сразу за плазму? Ремонт осуществил тов. redmoon при поддержке сайта сайт и помощи радиолюбителей ear , bvz , Bor .

Обсудить статью РЕМОНТ ТЕЛЕВИЗОРА САПФИР

Сегодня трудно представить авиалайнер или боевой самолет без бортовой радиолокационной станции (БРЛС). Возможности существующих ныне станций кажутся фантастикой. А ведь история практической радиолокации сравнительно коротка - около 70 лет.

В годы войны

Во время Второй мировой войны радары появились на вооружении авиации и наших союзников, и наших противников. Перед самым началом Великой Отечественной войны появились они и у нас. В начале 1940-х годов в НИИ-20 Наркомата электропромышленности были созданы локаторы семейства «Гнейс».

Станция «Гнейс-2» имела массу 122,5 кг. Она могла обнаруживать цели на дальности 3,5-4,5 км, а максимальная высота ее боевого применения составляла от 3500 до 4500 м. Для работы с ней требовался оператор, так как летчик не мог одновременно управлять и самолетом, и локатором. Несмотря на недостатки, специалисты отметили, что создание такой аппаратуры является большим достижением советской радиотехники, дающим стране новое мощное оружие для системы ПВО.

Однако мало было разработать аппаратуру. Надо было еще отработать тактику ее боевого применения. Эту задачу пришлось решать в боевых условиях в 1942-1943 гг. в Московской зоне ПВО, под Сталинградом и Ленинградом на самолетах Пе-2 и Пе-3. Результаты оказались весьма обнадеживающими, и в июне 1943 г. «Гнейс-2» приняли на вооружение, а «виновника торжества» - НИИ-20 - обязали приступить к серийному выпуску этих станций.

Кроме «Гнейс-2» в годы войны была разработана станция ПНБ, что скромно расшифровывалось как «Прибор ночного боя». РЛС показала максимальную дальность обнаружения 3-5 км. В целом ее характеристики были аналогичны «Гнейсу-2», а по некоторым параметрам она его превосходила.

В конце Великой Отечественной войны появилась более совершенная станция «Гнейс-5». Она весила на 30 кг меньше и обнаруживала цели уже на расстоянии до 7 км на высоте 8000 м. Кроме того, начиная с дальности до цели 1,5 км летчик мог самостоятельно начинать атаку по установленному в его кабине дублирующему индикатору (основной был у оператора).

Эра реактивной авиации

После войны началось развитие реактивной авиации. Для скоростных истребителей нового поколения требовались принципиально другие радары, более надежные, с большей дальностью обнаружения цели. Эту задачу поручили НИИ-17. Здесь летом 1947 г. приступили к созданию РЛС «Торий», а в начале 1949 г. - еще более совершенной станции, получившей название «Коршун».

Увы, «Торий-А» возлагавшихся на него надежд не оправдал. Дальность обнаружения Ту-4 при углах визирования, отличных от 0°-10°, составила в среднем 5-6 км, а при выходе перехватчика строго в направлении на цель она увеличивалась до 9 км. Прицельная часть локатора не давала требуемой точности наводки и синхронизации, а также показала низкую точность решения задачи воздушной стрельбы.

Госиспытания второй станции - «Коршун» - тоже не принесли желаемого результата. В отличие от «Торий-А», станция «Коршун» имела меньшую массу - 128 кг против 205,3 кг, но ее характеристики также были далеки от требуемых: дальность первичного обнаружения Ту-4 при углах визирования от 0° до 5° составляла порядка 8,5 км, а дальность устойчивого обнаружения - 6 км. Эффективность стрельбы со станцией «Коршун» в условиях отсутствия видимости и ночью была в 6-7 раз ниже стрельбы с оптическим прицелом АСП-ЗН днем по видимой цели.

В то же время на госиспытаниях РЛС «Коршун» показала лучшие прицельные данные, чем у станции «Торий-А». Поэтому госкомиссия, несмотря на ряд недостатков, сочла целесообразным заказать у промышленности опытную партию для проведения войсковых испытаний.

Станция «Изумруд», разработанная в НИИ-17, принципиально отличалась от «Торий-А» и «Коршуна». Она имела в своем составе не одну, а две антенны - обзорную и прицельную. Ее масса составила 121,2 кг. Дальность обнаружения бомбардировщика Ту-4 (в хвост) ночью - 11 км, днем - 7,7 км, а Ил-28 (в хвост) ночью - 8,4 км, днем - 5,6 км, при этом она в пределах зоны обзора практически не зависела от ракурса.

Государственные испытания «Изумруд» выдержал. Простота и наглядность индикации, наличие электронной линии авиагоризонта на обзорном индикаторе впервые дали возможность применить РЛС на одноместном реактивном истребителе при пилотировании самолета по приборам. Эффективность стрельбы с помощью «Изумруда» приближалась к эффективности стрельбы с прицелом АСП-ЗН днем по видимой цели. Несомненно, это было большое достижение отечественной промышленности.

Можно сказать, что «Изумруд» открыл путь для оснащения авиации ПВО качественно новым средством борьбы с воздушным противником - истребителями-перехватчиками, способными действовать независимо от условий видимости, как днем, так и ночью. В июне 1953 г. радиолокационная станция РП-1 «Изумруд» была принята на вооружение.

Для двухместных истребителей-перехватчиков в НИИ-17 с января 1951 г. разрабатывался более мощный локатор «Сокол». Он имел массу 512,4 кг и должен был обнаруживать бомбардировщики класса Ту-4 на дальности до 30 км. «Сокол» выгодно отличался от «Изумруда» возможностью перехвата воздушных целей на малых высотах и большей дальностью обнаружения. Более совершенной была и прицельная часть РЛС, позволявшая вести как сопроводительную, так и заградительную стрельбу под большими курсовыми углами. В 1955 г. РЛС «Сокол» была принята на вооружение.

Таким образом, во второй половине 1950-х годов удалось добиться надежной защиты воздушного пространства СССР пушечными истребителями-перехватчиками.

Нарастить высоту применения

Но в это время на арену начали выходить новые системы вооружения - управляемые ракеты (УР), которые позволили существенно расширить возможности истребителей по перехвату воздушного противника в условиях роста скоростей и высот полета. Для работы с УР требовались новые радиолокационные станции.

Первой попыткой под рабочим шифром К-5 стала система, разработанная в КБ-1 Министерства вооружений. В ее состав входила радиолокационная станция «Изумруд-2», сопряженная с прицелом АСП-ЗН, и ракеты К-5. Наведение ракет на цель осуществлялось методом «трех точек» по равносигнальной линии, образованной лучом РЛС.

Испытания системы К-5 проходили в 1953-1956 годах. Они показали высокую эффективность стрельбы УР по одиночным бомбардировщикам на высотах от 5000 до 10000 м на дальностях 2-3 км в заднюю полусферу под ракурсом 0/4 при скорости носителя 850-1000 км/ч. Специалисты рекомендовали ее для принятия на вооружение ВВС и истребительной авиации ПВО как боевое оружие.

В те годы авиация прогрессировала очень быстро, и вскоре стало очевидно, что необходимо наращивать высоту боевого применения до 15000 м и дальность прицельной стрельбы до 2,5-3,5 км. В 1956 году на Горьковском авиазаводе для проведения испытаний модернизированной К-5М построили два истребителя-перехватчика МиГ-19ПМ. Самолеты оснастили РЛС «Изумруд-2», сопряженной с прицелом АСП-5Н, и четырьмя пусковыми устройствами для ракет К-5М.

В конце 1950-х годов в КБ-1 под руководством главного конструктора А.А. Колосова для перспективных истребителей-перехватчиков разработали РЛС ЦД-30. Станция была выполнена в виде компактного моноблока и предназначалась для размещения в центральном теле воздухозаборника. Антенна РЛС закрывалась радиопрозрачным конусом. Масса ЦД-30 составляла 163 кг. Новая станция предназначалась для работы с системой управляемого вооружения К-51, максимальная высота боевого применения которой составляла 18000-20000 м.

Локатор оказался настолько удачен, что его удалось «вписать» в новый самолет А.И. Микояна - Е-7, ставший впоследствии широко известным под названием МиГ-21ПФ. РЛС позволяла обнаруживать бомбардировщики типа Ту-16 на дальности 17-20 км, а Ил-28 - 14-17 км и обеспечивала полуавтоматический захват цели и автоматическое ее сопровождение. Высота боевого применения лежала в пределах 4000-20000 м.

Расширить боевые возможности истребителей-перехватчиков семейства МиГ-21 позволила более совершенная система вооружения С-21. Ее основой являлась БРЛС «Сапфир-21», созданная в НИИ-339 (ныне - Корпорация «Фазотрон-НИИР»). Станция имела большие, чем у РП-21, массу и габариты, но конструктивно выполнялась также в виде контейнера, благодаря чему аэродинамические качества самолета не нарушались.

Оснащенный РЛС «Сапфир-21» истребитель-перехватчик МиГ-21С успешно прошел испытания и в сентябре 1967 года был принят на вооружение. Новая станция получила название РП-22С. Она имела массу 220 кг, но показала значительно лучшие параметры по дальности обнаружения и захвата целей, лучшую помехозащищенность от активных и пассивных помех. Ее дальность обнаружения составляла 6-9 км, а захвата - 4-6 км. Высота боевого применения лежала в пределах 500-25000 м.

Дальнейшее развитие

Значительным шагом вперед стало создание системы управления вооружением С-23 для фронтового истребителя-перехватчика третьего поколения МиГ-23 с крылом изменяемой геометрии. «Сапфир-23» обеспечивал обнаружение и сопровождение воздушных целей не только на встречно-пересекающихся курсах и в задней полусфере, но и на фоне земли.

Следующим шагом стал «Сапфир-2ЗЛ». С него ввели литерность, метку луча на индикаторе и обеспечили стабильность работы в режиме СДЦ. Минимальная высота боевого применения составила 500 м.

В 1972 году появился «Сапфир-23Д», который был лучше предшественника еще по 11 параметрам. РЛС «Сапфир-23Д-Ш» имела массу 550 кг и обеспечивала обнаружение бомбардировщика Ту-16 на дальности 46 км, а его захват - на дальности 35 км. Диапазон высот боевого применения лежал в пределах от 50 м до 22000 м. По своим тактико-техническим параметрам РЛС вышла на уровень мировых систем аналогичного назначения, а по ряду параметров превзошла их.

С 1977 года выпускались фронтовые истребители-перехватчики МиГ-2ЗМ/1А с усовершенствованной станцией «Сапфир-2ЗМЛА» (Н003), сопряженной с прицелом АСП-17МЛ. Также на базе данной РЛС был разработан вариант для истребителя-перехватчика ПВО МиГ-23П (23-14), у которого станция (И006) сопрягалась с прицелом АСП-23ДЦМП и бортовой аппаратурой системы наведения «Радуга-Борт-МБ».

Последним вариантом станции стала РЛС «Сапфир-2ЗМЛА-2» (Н008), которая устанавливалась на доработанных МиГ-23МЛД.

В заключение стоит отметить, что радиолокационная станция «Сапфир-23МЛА» получилась столь удачной, что на ее базе в дальнейшем была разработана более совершенная РЛС «Сапфир-25» (Н005) для высотного истребителя-перехватчика МиГ-25ПД.

Кроме того, на первом этапе создания легкого фронтового истребителя МиГ-29 также планировалось использовать РЛС «Сапфир». Но для самолета все-таки сочли более целесоо-бразной разработку нового локатора.

Основные этапы деятельности предприятия.

История "Фазотрона" уходит своими корнями в годы Великой Отечественной войны. После успешного отражения с помощью РЛС "Пегматит" (главный конструктор А. Слепушкин, его заместитель В. Тихомиров) первого массированного налета на Москву 21 июля 1941 года с применением интерес военного командования страны к радиолокации резко возрос. Было решено организовать с 1943 года серийное производство РЛС "Пегматит" на московском заводе №339 (тогдашнее название "Фазотрона"). Одновременно завод стал выпускать радиолокационный ответчик СЧ-3 (главный конструктор Е. Геништа), а к концу войны самолетную РЛС "Гнейс-5С" (главный конструктор Г. Зонненштраль), созданную на основе первой отечественной самолетной РЛС "Гнейс-2" (главный конструктор В. Тихомиров). В. Тихомиров заложил основы отечественной научной школы авиационной радиолокации. С 1955 года на заводе начал работать главный конструктор Г. Кунявский, создавший целый ряд РЛС ("Сокол", "Орел", "Сапфир-23"), а с 1958 года - главный конструктор Ф. Волков (РЛС "Смерч", "Смерч-А", "Сапфир-21"). Все это позволило в 1962 году на базе завода и его ОКБ создать НИИ Аппаратостроения (с 1969 года - НИИ Радиостроения).

В 1963 году в институте образовано направление по созданию РГС "воздух-воздух", возглавляемое главным конструктором, лауреатом Государственной и Ленинской премии Е. Геништой. Дело трижды лауреата Государственной премии В. Тихомирова продолжили и развили его ученики, ставшие главными конструкторами РЛС: Ф. Волков, В. Гришин, А. Растов, Ю. Кирпичев, Г. Грибов. Целое направление работ возглавил И. Акопян. Ведущий участник разработки ряда РЛС (в качестве заместителя их главного конструктора) Ю. Гуськов стал главным конструктором БРЛС СУВ-29М, в которой были апробированы многие решения, использующиеся сегодня в новых РЛС. Под руководством генерального конструктора А. Канащенкова началась разработка первой РЛС по собственному ТТЗ - "Копьё" (главный конструктор Ю. Гуськов). Все указанные здесь генеральные и главные конструктора за разработку новых РЛС удостоены звания лауреатов Ленинских и Государственных премий и высоких правительственных наград.

В последние 20 лет фактически утвердилась новая фазотроновская школа разработки и изготовления радиолокационных систем под руководством генерального конструктора А. Канащенкова (Ю. Гуськов, В. Францев, И. Рыжак, И. Цивлин, О. Самарин, В. Бабичев, А. Матюшин, В. Ратнер, В. Кустов, В. Курилкин, Н. Горкин, П. Колодин, С. Логинов, С. Заикин). Особенностью разработки современных радаров на "Фазотроне" стало создание унифицированных базовых радаров и унифицированных рядов их составных частей. Вместо создания радаров по принципу "для каждого типа самолета - свой тип радара" разрабатывается теперь лишь один - два базовых радара, которые адаптируются к каждому новому самолету (вертолету) (диаметр антенны соответствует его миделю, мощность передатчика соответствует имеющимся энергоресурсам ЛА), радар имеет открытую архитектуру и использует стандартные интерфейсы, что позволяет вести последующую модернизацию заменой отдельных блоков.

Со временем место радиолокатора в оснащении самолета изменилось: из скромных РП - радиоприцелов - (50-е - 60-е годы) они превратились сначала в радиолокационный прицельный комплекс (РЛПК, 60-е - 70-е годы), затем в систему управления вооружением (СУВ, 70-е - 80-е годы) и, наконец, в систему управления вооружением и обороной (СУВО, этот термин рожден и введен в обращение "Фазотроном" в 90-х годах). СУВО в дополнение к СУВ, обеспечивающей атаку целей самолетом, включает в себя и средства обороны от нападения на него. Фактически бортовая радиолокационная система теперь является интеллектуальным центром боевой машины, организующим работу его бортового радиоэлектронного комплекса (РЭК). РЛС и сегодня остается единственной бортовой радиоэлектронной системой, осуществляющей контакт с одной или несколькими целями на больших дальностях, днем и ночью, в любых метеоусловиях. Получив полетную и навигационную информацию от других бортовых систем, она способна решать сложнейшие интеллектуальные задачи выбора наиболее опасной цели и необходимого для её поражения вида оружия. Первая одночастотная импульсная РЛС "Сокол" предназначалась для управления огнем стрелково-пушечного оружия истребителя по воздушным целям.

В дальнейшем появились дополнительные задачи управления, а также помехозащиты (РЛС "Орел", "Орел-Д", "Смерч", "Сапфир-21"). Позже такие РЛС стали двухканальными по частоте, что существенно повысило их помехозащищенность ("Смерч-А2"). Далее перед разработчиками была поставлена сложнейшая задача поражения целей на фоне земли. Ее решение шло по двум направлениям: разработка импульсных когерентных РЛС с селекцией движущихся целей (СДЦ) - ("Сапфир-23" и "Сапфир-25"); разработка РЛС с квазинепрерывным сигналом, цифровой фильтрацией и обработкой информации с помощью бортовой цифровой вычислительной машины; использование антенн, позволяющих работать одновременно по нескольким целям (БРЛС СУВ-29 с антенной Кассегрейна для МиГ-29, БРЛС СУВ-27 для Су-27 и БРЛС СУВ-31 с пассивной фазированной антенной решеткой).

Современные БРЛС "Фазотрона" - это многофункциональные, когерентные, импульсно-доплеровские, многорежимные станции, способные управлять всеми видами вооружения самолета (или давать им целеуказание), поражающего воздушные, а также наземные и морские цели. Они также выполняют информационное обеспечение полета на малых высотах с облетом препятствий.

по материалам музея.

Телевизионный приёмник чёрно-белого изображения "Сапфир-23ТБ-307/Д" с 1991 года выпускал Рязанский телевизионный завод.""Сапфир 23ТБ-307/Д"" - малогабаритный переносной транзисторный телевизор с интегральными схемами. Телевизор с индексом "Д" выпускался с установленным селектором каналов ДМВ диапазона СК-Д-24. Телевизор без индекса выпускался без селектора, но с возможностью его установки. В телевизоре применен кинескоп 23ЛК13Б-2 с диагональю экрана 23 см и с углом отклонения луча 90°. Телевизор обеспечивает приём телевизионных передач на любом из 12 каналов диапазона MB и на любом из каналов с 21 по 60 в диапазоне ДМВ; прослушивание звука на головные телефоны при отключенном громкоговорителе. АРУ обеспечивает устойчивое изображение. Влияние помех минимально при помощи АПЧ и Ф. Раэмер изображения 140х183 мм. Чувствительность канала изображения в MB диапазоне 40 мкВ, ДМВ - 70 мкВ. Разрешающая способность по горизонтали 350 линий. Номинальная выходная мощность канала звукового сопровождения 0,2 Вт. Диапазон воспроизводимых частот 400...3550 Гц. Напряжение питания, при котором телевизор работает: от сети 198...242 В, от автономного источника 12,5...15,8 В. Потребляемая мощность от сети 30 Вт, от автономного источника 20 Вт. Габариты телевизора 250х350х230 мм. Масса 5,5 кг.

Фотографии Алексея Лифанова, Москва.

--------

Это слово понятно без перевода в любой точке мира – совсем как «спутник» или «Калашников». Эти легендарные истребители всегда оправдывали свое стремительное имя, отличившись во всех войнах СССР. Высотные скоростные МиГ-3, на которых держалась наша ПВО в начале Великой Отечественной, надежно защитили Москву от немецких налетов. Великолепные МиГ-15 очистили небо Кореи от «Летающих крепостей», похоронив надежды США на победу в ядерной войне. Прославленные МиГ-21 сбивали американские «Фантомы» над Вьетнамом и израильские «Миражи» над Голанскими высотами. Вся история ОКБ им. А. И. Микояна – это летопись рекордов, достижений и побед: первый отечественный реактивный самолет Миг-9; первый в мире серийный сверхзвуковой МиГ-19; революционный для своего времени МиГ-23 с изменяемой геометрией крыла; стремительный МиГ-25, первым среди серийных машин достигший скорости 3000 км/ч.; сверхманевренный МиГ-29, по праву считающийся одним из лучших истребителей четвертого поколения, «мечтой любого пилота» … Менее известен вклад Микояна в космические победы СССР, а ведь именно под его руководством создавались искусственные спутники Земли и сверхсекретный пилотируемый воздушно-космический самолет «Спираль», не имеющий себе равных.

Снимая гриф секретности, эта книга восстанавливает подлинную историю МиГа за три четверти века. Это – лучшая творческая биография великого авиаконструктора и его легендарного КБ, ставшего гордостью отечественного авиапрома.

Как говорилось в предыдущей книге, в 1963 году на МиГ-21ПФ установили опытный радиолокационный прицел «Сапфир-21», созданный в НПО «Фазатрон» и получивший в серийном производстве обозначение РП-22С.

Станция «Сапфир-21» по сравнению с предшественницей имела существенные преимущества. Моноимпульсный метод пеленгации, логарифмический прием в совокупности с каналом компенсации боковых лепестков обеспечили ее высокую защищенность от активных и пассивных помех. Удалось значительно снизить высоту боевого применения и упростить летчику условия обнаружения и захвата целей.

Сохранив те же углы сканирования, что и у ЦД-30 (РП-21), дальность обнаружения целей типа бомбардировщик возросла в полтора раза и достигла 30 км. Одновременно дальность сопровождения целей увеличилась с 10 до 15 км.

Если летчик самолета-перехватчика, оснащенного станцией ЦД-30, пустив ракету РС-2-УС, вынужден был сопровождать ее до попадания в цель, то РЛС «Сапфир-21» лишь «подсвечивала» противника, предоставив ракете Р-3Р с полуактивной радиолокационной ГСН самой определять траекторию движения. Одновременно возросла точность стрельбы по наземным целям.

Новая РЛС обеспечивала в любых метеоусловиях поиск и обнаружение воздушных целей в передней полусфере, опознавание государственной принадлежности, выбор цели, захват и ее сопровождение, выведение самолета на кривую прицеливания, вычисление и индикацию зон возможных пусков ракет Р-3С и Р-3Р, опасных зон сближения и формирование команд «пуск разрешен» и «отворот». Кроме этого РЛС во взаимодействии с оптическим прицелом АСП-ПФ-21 позволяла вести прицельную стрельбу по воздушным и наземным целям из пушек и неуправляемыми авиационными ракетами (НАР). По большому счету РЛС «Сапфир-21» превратилась в систему радиоуправления вооружением.


Фронтовой истребитель МиГ-21С с РЛС «Сапфир»

Постановление правительства о создании новой системы вооружения было подписано весной 1962 года и на эту работу отводилось чуть больше трех лет. Одновременно МКБ «Вымпел» предписывалось разработать ракету К-13М класса «воздух – воздух» с тепловой ГСН и увеличенной дальностью стрельбы.

Конструктивно аппаратура РП-22С выполнена в виде контейнера, не выходившего за обводы планера истребителя.

Заводские летные испытания опытного самолета, получившего обозначение МиГ-21С, начались в конце 1963 г. Отработка как «Сапфира», так и управляемых ракет затянулась и завершилась, когда полыхал пожар войны во Вьетнаме. Возможно, это обстоятельство и стало главной причиной запуска перехватчика в серийное производство, не дожидаясь окончания его государственных испытаний.

В отличие от МиГ-21ПФ, кроме РЛС «Сапфир-21», на МиГ-21С, установили накладной топливный бак большей емкости, под крылом добавили еще два узла подвески вооружения, заимствовав их с МиГ-21Р. Теперь истребитель мог нести одновременно по две ракеты Р-3С и Р-3Р. Кроме этого, допускалась подвеска неуправляемых реактивных снарядов и бомб в различных комбинациях, в зависимости от поставленной задачи. На этих же узлах могли подвешиваться и два дополнительных топливных бака (не считая подфюзеляжного). Как и на МиГ-21ПФМ, под фюзеляжем располагалась гондола ГП-9 с двухствольной пушкой ГШ-23, предназначенной для ближнего маневренного боя и поражения наземных целей.

Хотя, по сравнению с предшественником, МиГ-21С заметно потяжелел, он по-прежнему оснащался двигателем . Правда, предусмотрели замену ТРДФ более мощным двухвальным Р13-300 с увеличенным в полтора раза запасом газодинамической устойчивости. Р13-300 отличался не только повышенной надежностью, но и простотой обслуживания, широким бесступенчатым диапазоном режимов «форсаж» с плавным изменением тяги.

Обновилось не только пилотажно-навигационное, но и специальное оборудование. Например, вместо кренового автопилота поставили полноценный АП-155, позволявший не только сохранять положение машины относительно трех осей, но и приводить ее к горизонтальному полету из любого положения с последующей стабилизацией высоты и курса. Станция СПО-10 предупреждала об облучении радиолокатором противника, а зеркала в кабине улучшили обзор задней полусферы.

Катапультное кресло КМ-1 обеспечивало спасение летчика во всем диапазоне скоростей и высот боевого применения, включая взлет и посадку. Усиленная передняя стойка и увеличенная база заделки штока амортизатора основных опор шасси, защита ряда узлов и соединений от загрязнения, а также внешняя герметизация люков фюзеляжа обеспечивали массовую эксплуатацию самолетов с малоподготовленных грунтовых аэродромов. Внедрение более совершенных средств наземного обслуживания самолета значительно сократило подготовку его к повторному вылету.

В 1965-м году Горьковский авиационный завод выпустил первые 25 серийных машин. Вслед за МиГ-21С появился МиГ-21СМ с двигателем Р13-300 и встроенной пушкой ГШ-23Л (по типу экспортного самолета МиГ-21М) с газовым компенсатором для снижения пикирующего момента при стрельбе.

Помимо этого на внутренних подвесках допускалось крепление многозамковых балочных держателей для бомб калибра 100 кг и блоков УБ-32 со снарядами С-5.

В связи с установкой ГШ-23Л изменили конфигурацию второго топливного бака, а под фюзеляжем допускалась подвеска 800-литрового бака, причем расстояние от него до земли осталось прежнее. В кабине сохранились зеркала бокового обзора, а на законцовках крыла – обтекатели антенн станции СПО-10, оповещавшей и предупреждавшей об облучении радарами других самолетов.


Летные испытания МиГ-21СМ начались в 1967-м, и в следующем же году завод № 21 выпустил первые 30 серийных машин.

Единственный известный мне случай использования МиГ-21СМ в воздушном бою датируется 28 ноября 1973 года. В тот день заместитель командира эскадрильи капитан Г.Н. Елисеев, вылетевший по тревоге, уничтожил турецкий военный самолет. Обстоятельства сложились так, что самолет-нарушитель уходил в сторону границы, и времени на применение оружия не было. Оставался лишь один, проверенный еще в Первую мировую, русский способ пресечения полета иностранца – таран. 14 декабря капитану Г.Н. Елисееву посмертно присвоили звание Героя Советского Союза, но подробности об этом подвиге страна узнала почти двадцать лет спустя.

В 1975 году на одном МиГ-21СМ модифицировали профиль крыла, заменив скругленный носок передней кромки острым. Исследования показали заметное улучшение летных характеристик, но внедрить это новшество в серийное производство по ряду причин не удалось.

Вверх