http://best-cvv-shop-reddit-2021.cc-buy.pl Партнерство социальной защиты. Социальное партнерство как механизм социальной защиты населения. Она включает в себя

Партнерство социальной защиты. Социальное партнерство как механизм социальной защиты населения. Она включает в себя

Мама на вокзале подобрала мужика. Подозреваю это был реванш.
Все свое детство я подбирала на улицах кошечек и собачек и тащила их в дом. Мама возмущалась, гундела, но принимала, мыла, лечила, кормила и помогала пристраивать. Когда это случилось я поняла - вот он пришел час расплаты.

Произошло это осенью, когда мы ехали из Читы, у нас была пересадка и на Казанском вокзале нам надо было провести всего 4 часа, в ожидании поезда на Ростов.
Но много ли времени надо умеючи? Мама с ее добрым понимающим фейсом отошла погулять всего на 15 минут, пока я сидела в планшете, вернулась и полезла искать ложки в нашем багаже. На мой недоуменный взгляд, она пояснила, что ложечку у нее попросил мужчина, который хотел поесть быстрорастворимой пюрешки.
Она сходила отнесла ложечку и теперь ее не было около 20 минут.

Вернувшись она рассказала, что человеку нечего есть и некуда пойти, живет на вокзале, в отчаянном положении, но мама сообщила ему, что у нее есть дочь! Дочь по образованию юрист(ничего что не практикующий правда?))) и с опытом работы в системы социальной работы, и пообещала что дочь непременно поможет решить его проблемы! (за пару часов ага, в незнакомом городе))

Пока я возмущалась и спрашивала с чего мама взяла, что я вот так с ходу проездом могу помочь, мама уже опустошала наши продуктовые запасы, потому что Гену(так его звали) надо было накормить.
В общем то мозг у меня устроен так, что я не люблю неразрешимых проблем, поэтому после возмущений я сразу примерно начала набрасывать схему, что мы можем сделать в этой ситуации, какие варианты есть. Но сначала мне надо было пойти, поговорить с ним, собрать анамнез и понять суть проблемы.

Я пошла знакомится с бездомным. Мужик был вонюч могуч и волосат в самом расцвете сил, но с жуткого похмелья, и перегаром денатурата не меньше, при подходе сшибало на расстоянии двух метров и организм упорно требовал закуски. Он сидел на сумке в углу, рядом с другим бездомным который спал на полу на куртке, в зону где находятся кресла их не пускали бдительные охранники вокзала.
После разговора с мамой и ее презента в виде продуктового запаса, на глазах его стояли слезы. Было видно что к кочевой жизни человек абсолютно не приспособлен, и ситуация в которой он оказался вызывала у него дикий стресс. После разговора выяснилось что на вокзале он живет всего пару дней, Гена честно признался, что приехал заработать на вахту, но загулял, напился с мужиками и его выгнали. Все документы у него оказались в наличии вот чудо! Паспорт, трудовая, военный билет.

Меня подкупила его честность, ну не каждый сознается что сам виноват, сам напился, потерял работу по глупости. Тут второй день ночует познакомились с бомжами вчера пили, сегодня сильно болеет. Видно было, что человек неискушенный, не врет, и если ему сейчас не помочь, может покатиться дальше, да банально своруют документы или потеряет и привет! еще одним бомжом станет больше.
Чем мы могли ему помочь? Сначала я думала про вариант связаться с его родными, помочь купить ему билет и отправить домой откуда приехал. На что Гена категорически сказал что лучше сдохнет тут, но домой не вернется. Стыдно и назанимался у сестры чтобы поехать на заработки. Стало очевидно, что дома Гена тоже косячил не по детски, кроме сестры других родственников нет, родители умерли.

Ну и я в общем не дочь миллионера совершенно,покупать билеты посторонним трудоспособным мужчинам. Вообще в деле помощи людям я придерживаюсь того принципа, что давать надо удочку, а не рыбу, чтобы не развращать.

Я стала рассматривать другие варианты, будь мы в Чите я бы точно знала куда послать Гену.
Но если подумать то и в Москве должны быть соответствующие учреждения. В общем погрузилась в интернет и нашла несколько центров социальной помощи для бездомных, то бишь социальных приютов.
Но вот какой обнаружила интересный момент, для того чтобы попасть в приют бездомный должен пройти санпропускник с обработкой. Приют находится на одной станции метро, а санпропускник вообще в другом месте.
Как вы думаете много шансов у бездомного не имея денег устраивать покатушки по городу?
Таким образом зачем-то в нашем государстве формируется лишний барьер к получению необходимой помощи у людей, которым и так трудно дается обращение за помощью и социализация. Плюс лично я нигде не увидела где на том же вокзале бездомные вообще могут узнать о существовании таких служб.

Почему вместо того чтобы тупо выгонять с вокзала, не пускать в туалет, не давать присесть на кресло, элементарно не раздавать людям листовки? Почему бы не сделать рейды волонтеров соц. служб по вокзалам?

Насчет туалетов вокзальных позволю себе отдельное возмущение. ИМХО наличие платного туалета на вокзале это позор. Попасть в туалет могут только люди по предъявлению билета. Остальных, у кого нет денег, или тех, кто не намерен тратить на туалет очевидно стимулируют обоссывать(пардон) привокзальные углы, и валить кучи за углом. Ну неужели это лучше, чем обеспечить свободный доступ к туалету всем, кому это необходимо?

Маму в качестве наказания за найденный головняк я посадила выписывать для Гены адреса центров куда он может обратится. Сама пошла с ним заплатить ему за телефон, денег на телефоне звонить в центры у него не было. Положили денежки и они сразу ухнули, потому что товарищ использовал обещанный платеж.
Потом кроме идеи направить Гену в центры мне пришла в голову мысль поискать ему работу с проживанием, я выписала вакансии дворников и охранников с проживанием. Тут же подумалось что если Гену пригласят на собеседование было бы неплохо привести товарища в порядок.

Мама повела его в туалет по нашим билетам, чтобы он мог умыться и почувствовать себя человеком, я купила ему кофе из автомата.
Минутка антирекламы: никогда не покупайте кофе из автомата на Казанском вокзале. По цене кофе польется обыкновенная горячая вода.
Но у нас пакетики были с собой и сахар, так что горячим сладким кофе мы свежеумытого Геннадия обеспечили.

Кроме городских приютов в интернете я нашла христианский приют трудолюбия Ной. Насколько я знаю по своему опыту в социальной работе, подобные заведения обычно не чинят препятствий при приеме бездомных и на начальных этапах, помогают куда эффективнее, когда человеку просто нужна крыша над головой и участие, а не бездушная бюрократическая система.

Пока мы возились пролетело время и нам с мамой пора уже было на поезд. Гена вызвался нас проводить и помочь с сумками. Уже на перроне мы дали ему еще денег положить на телефон, не было времени идти пополнять баланс, хотя понимали что есть риск того, что человек может и купить бутылку. Выбор же всегда есть. Но мы поверили в Гену. Он остался с тремя страницами исписанных мамой листков с вариантами работы, приютов, и деньгами для пополнения баланса телефона.
Он никак не хотел с нами расставаться, тысячу раз сказал спасибо, и до самого отправления поезда смотрел и махал в наше окно.
Из этических соображений я заретушировала часть лица.

На следующий день приехав я позвонила Гене, и оказалось что бездомный плачущий на вокзале мужик, теперь имеет жилье и работу в Москве!
Гена положил деньги на телефон и дозвонился до приюта Ной, за ним сразу же приехала волонтер, увезла его на городскую квартиру приюта, Гену покормили горячим обедом. Вечером его отправили в область, где у приюта находились дома, обеспечили жильем, работой и питанием. Главное правило - не пить! Все живущие в приюте ежедневно проходят проверку на алкотестере.
От человека который сутки назад был в черном отчаянии Гена за сутки превратился в человека с счастливым голосом.

Я честно говоря не знаю как сложилась у него судьба дальше, но рада, что он получил шанс изменить свою жизнь. И очень благодарна за это приюту.
Поэтому если вы теперь увидите бездомного, вы знаете как ему помочь.
А если хотите поддержать доброе дело, то насколько я знаю приют тоже всегда рад принять любую посильную помощь.
Они делают важное дело помогая и возвращая к нормальной жизни отчаявшихся людей.
Это их страничка в контакте

Вопрос об отсутствии городской ночлежки остается актуальным

Холодает. Погода неуклонно приближается к зимней. На улице стоит одноногий инвалид и просит милостыню. По всему видно, что это - так называемый бомж, и ночевать ему негде. Разве что где-нибудь в подъезде дома, в подвале или на чердаке.

Зимой нередки случаи, когда «скорую помощь» вызывают к замерзающим на улице бездомным людям. И в очередной раз встает вопрос: почему в Выборге нет ночлежки? После закрытия в 2006 году дома ночного пребывания на Крепостной, человеку, оказавшемуся без жилья, в городе податься некуда. Правда, сейчас работники комитета социальной защиты в один голос говорят, что это проблемы не решает. Ночлежка - временное пристанище, где можно находиться до десяти дней, а зима у нас длинная. Но все же это была хоть какая-то возможность спастись от холода. Сейчас ее нет вообще.
Владимир Большаков, о котором речь, потерял ногу в апреле этого года. Отморозил, и ее отняли в городской больнице. С расспросами, что, собственно, можно сделать в случаях, подобных этому, я и обратилась в комитет социальной защиты. Как выяснилось, инвалидом уже занимались сотрудники комитета. Проблема многих, оказавшихся на улице - отсутствие документов. Большаков с 14 лет скитается по тюрьмам, последнее его местопребывание до Выборга - Архангельская область. Но точно выяснить, по словам работников соцзащиты, место его последней регистрации, не удается - он не помнит. И восстановить паспорт - процедура длинная. Семья не поддерживает с «паршивой овцой» отношений. Как выяснилось, у Владимира в Выборге есть брат, который и сообщил год и место рождения Большакова. Он был когда-то, сразу после рождения (в Ленинграде), зарегистрирован в Перове. Но все это опять ничего не дает, объясняют мне Стелла Шенгелия и Светлана Бердникова. Для того, чтобы определить Большакова в интернат для лиц бомж или инвалидов, нужно, чтобы последнее место регистрации находилось в Ленинградской области. По закону, если по имеющимся документам человек зарегистрирован был на территории другой области, то именно там и должны оформляться документы для определения в интернат.
А были ли случаи, когда из Выборга бездомных отправляли в областные интернаты? По словам сотрудников соцзащиты, существуют учреждения профильные и общие. Для лиц бомж, а также освободившихся из мест лишения свободы есть учреждение в Лодейном Поле. Для инвалидов имеются другие интернаты и дома престарелых. Светлана Бердникова привела пример: пришла путевка для инвалида Александрова, а он отказался. Бывает, что после определения в такие интернаты, подопечные сбегают. Да и обращаются такие люди в службу соцзащиты лишь в крайнем случае, как Большаков, когда уже ногу потерял. Большинство из них является довольно тяжелым контингентом: пропили в свое время жилье, многие годы бродяжничали. Но ведь есть и такая категория граждан, которые хотели бы вернуться к нормальной жизни. Часто в службу звонят и приходят сердобольные люди, озабоченные судьбой бездомных. Например, мужчина был женат, развелся, жил с женщиной в гражданском браке, а после ее смерти оказался без жилья. По просьбе комитета социальной защиты УФМС делает запросы, восстанавливает документы, если утеряны, иногда бомжам оформляется временная регистрация.
И все же, что делать с такими, как Большаков, когда зима на носу? Нельзя же дать человеку замерзнуть, как собаке! Сотрудницы службы соцзащиты отвечают, что в больницах района существуют так называемые койки сестринского ухода, куда определяют бездомных, нуждающихся в долечивании. Но это может быть после того, как замерзающего доставили в больницу, и ему там оказали первую помощь. Койки сестринского ухода - в ведении комитета здравоохранения, определяют туда по медицинским показаниям, и они всегда переполнены. В районе три больницы, оказывающих подобную услугу: в Каменногорске, Кондратьеве, Советском.
Пытаясь выяснить, много ли комитет социальной защиты опекает собственно бомжей, я сталкиваюсь с тем, что Большаков - единственный известный бездомный. Ну, еще двое инвалидов стоят на очереди на путевку в казенное учреждение. И председатель комитета Наталья Беленова удивляет меня доводами: стоит ли содержать дом ночного пребывания для трех человек? Хотя вопрос об этом поднимался, и районная администрация, по ее словам, ищет пути решения, но бюджет дотационный, и средств в нем на это нет. Цифры, которыми оперируют сотрудники комитета соцзащиты, думается, сильно расходятся с реальным числом нуждающихся в приюте людей. У нас чуть ли не в любом заброшенном помещении можно обнаружить пристанище бездомных, случается, обитают бомжи в подвалах и на чердаках жилых домов.
Религиозные организации тоже ничем помочь не могут: помещения для ночлега бездомных не имеет ни одна церковная община. Отец Владимир, священник Свято-Ильинского храма, сказал, что для открытия такого дома нужны колоссальные деньги, которых у церкви нет, все, что они могут - это раздавать одежду и пищу. Примерно такая же ситуация в других приходах. Несколько раз Большакова «пристраивал», по своим личным каналам, отец Валерий, священник Спасо-Преображенского собора. В том числе…в Петербург, где ночлежные дома есть. Оттуда инвалид ушел, не понравились порядки. Можно сказать: « Ну тогда сам виноват». Но дальше то, что? Зима приближается, а он не один такой в Выборге…

Температурные рекорды последних дней в центральной полосе России стали настоящим испытанием для бездомных. И если в Греции, например, в связи с «небывалыми морозами» (то есть выпавшим снегом) для спасения бездомных работу метро в эти холодные дни сделали круглосуточной, то в России пока никаких особых мер помощи не предлагается, хотя только за новогодние праздники в Москве 190 человек пострадали, и двое погибли от переохлаждения.

Но проблема не только в том, чтобы согреться. Каждый день бездомного – это борьба за выживание. Найти место, где можно согреться, переночевать, достать еду и какую-то одежду, получить медицинскую помощь, а в идеале еще и помыться – все это кажется неразрешимой задачей для человека без копейки денег в кармане. Но в действительности в Москве достаточно мест, где все это можно сделать совершенно бесплатно, вот только не все бездомные об этом знают. Краткая инструкция по выживанию – в материале The Insider

«Я с детства на улице, — рассказывает бездомный Дмитрий Никифоров, доброволец сети организаций «Если дома нет…», — в 1989 году мы приехали с семьей в Москву, сам я родом из Баку. Приехали, потому что в Азербайджане у нас началась война. Здесь я пошел в школу, а потом отца убили, мамка начала пить. А нас трое братьев в семье было. Из квартиры выгнали. Это сейчас я уже понимаю, что отец просто тогда пришел в пустующую квартиру, заплатил ментам, и так начали мы жить. Никакой прописки, конечно, у нас не было. Из квартиры нас выгнали. Жить негде: подвалы, вокзалы. А братья у меня маленькие, надо что-то кушать. Как мог так и промышлял: где-то что-то украдешь, где-то что-то заработаешь. Так и жили. Мамка умерла. Потом работал, даже жилье находил, снимал. Потом сидел. Вышел – документов нет, сейчас снова работаю и помогаю бездомным. Есть идеи создать рабочие места для бездомных – швейный цех и столярная мастерская, потому что в основном бездомные – это те, кто вышел из мест не столь отдаленных. Родственники, например, пока те сидели, квартиры их продали, возвращаться им некуда, а устроиться бездомному на работу сейчас в Москве очень сложно».

По данным ЦСА «Люблино», сейчас в Москве насчитывается около 16 тысяч бездомных. Примерно 80% людей, не имеющих определенного места жительства, приехали в столицу из регионов, в основном из тех мест, где почти нет работы или из так называемых «депрессивных» районов. Для них процесс социализации оказывается довольно сложным, так как из Москвы таких бездомных отправляют туда, где было зарегистрировано последнее место жительства.

Где поесть:

Таких мест в Москве очень много. Одна из площадок, где бездомный может получить еду, находится на Площади трех вокзалов. Ее организовывает группа волонтеров сети «Если дома нет…». «Там мы кормим бездомных по четвергам. Там также расположен дневной центр у «Армии спасения» и палатка «Ангар спасения». Добровольцы там – бездомные люди, и они сами вместе с социальными работниками готовят еду, сами выезжают на Площадь трех вокзалов и раздают ее. Это помогает людям встать на другую сторону. Многие потом благодаря таким проектам становятся социальными работниками», – рассказывает активистка Надежда Клюева. Дмитрий Никифоров тоже часто принимает участие в этом проекте и с воодушевлением рассказывает, как они с волонтерами делают бутерброды, готовят чай для бездомных. Во время всего этого процесса происходит постоянный диалог участников организации «Если дома нет…» и тех, кому они помогают, что, по мнению Дмитрия, является самым важным в этом проекте.

Где помыться и получить медпомощь:

У Дезстанции №4 всегда пахнет мочой и запекшейся грязью. Даже когда здесь не толпятся бездомные, чтобы принять душ, переодеться или получить помощь врача. «Бомжацкое место», – говорит кто-то сзади меня в толпе, выходя из тоннеля у Курской.

А в «приемные часы» пахнет еще сильнее. У самого выхода из метро силуэты что-то перебирают по своим черным полиэтиленовым пакетам, приближается еще одна фигура, медленно пожевывая огрызок сухаря. Вскоре собирается очередь. Обгоревшие, бородатые, на костылях, осунувшиеся, в толстовках не по размеру, нелепых кепках, но все с большими кульками – полиэтиленовыми пакетами в обоих руках. В основном мужчины. Они переговариваются между собой, кто-то достает мобильник и с усилием начинает нажимать на кнопки. Видимо, набирает номер по памяти.

Здесь же во время холодов можно иногда получить и что-то теплое из одежды. Также оказывают тут бесплатную медицинскую помощь, правда базовую, но есть и места, где бездомные могут претендовать даже на бесплатную стоматологию.

Где переночевать:

Переночевать бездомные могут в государственных социальных центрах, куда ехать хотят далеко не все, так как условия содержания там больше похожи на условия отбывания наказания, да и находятся они в основном на окраинах города.

Правда, если у бездомного есть небольшие деньги, он может заплатить за койко-место и остановиться в так называемом общежитии, там уже работать никто заставлять не будет.

Действуют также и центры, где оказывают социальную помощь, которая включает в себя отправку домой, оформление справки о потере документов, помощь в восстановлении паспорта, содействие в устройстве в социальные приюты для бездомных, а также помощь в трудоустройстве.

Чаще всего у людей без определенного места жительства нет возможности позвонить и как-то связаться с близкими, когда им нужна помощь. Для этого на севере Москвы есть несколько так называемых народных телефонов. Их можно бесплатно использовать для звонков на городские и мобильные номера московского региона. В кабинах даже ловит Wi-Fi (удивительно, но бездомные со смартфонами тоже иногда встречаются).

Разумеется, вся описанная выше инфраструктура в лучшем случае позволит бездомным прожить несколько дольше, но не дает возможности для полноценной социализации. «Экономя» на бездомных, государство, в действительности ничего не экономит, так как они создают дополнительную нагрузку на полицейских, врачей и социальные службы. В большинстве развитых стран для решения этой проблемы действуют специальные социальные программы, упрощающие получения жилья для бездомных. Скажем, в Солт Лейк Сити с 2015 года заработала программа , в рамках которой бездомному предоставляют уже готовое для жизни жилье (с холодильником, микроволновкой и т.п.), рассчитав, что это оказывается дешевле для бюджета, чем дополнительная нагрузка на госучреждения (скорая, полиция, тюрьмы), возникающая из-за бездомных.

"Сейчас нет ни одного учреждения, которое могло бы принимать бездомных матерей с детьми"

Директор центра социальной адаптации "Люблино" Константин КАЗАНЦЕВ рассказал, как, по его мнению, можно решить проблему бездомных:

СПРАВКА. Центр социальной адаптации "Люблино" действует в Москве уже 7 лет и является самым крупным учреждением по оказанию помощи бездомным в России: здесь может проживать более 400 человек. Специалисты центра помогают бездомным в восстановлении документов, трудоустройстве и даже в получении жилья: за время его существования квартиры получили более 70 человек. В настоящее время около 100 подопечных центра заняты на постоянной работе на нескольких заводах Москвы.

Помимо прочей деятельности мы разрабатываем проект создания так называемых социальных деревень. Здесь возможны разные варианты. Есть предложения Православной Церкви о создании поселений для бездомных. Есть интересная идея создания неких кооперативов для бездомных, где они в течение нескольких лет могли бы сами зарабатывать себе на квартиру. Мы всячески поддерживаем эти шаги.

Недавно правительство Москвы приняло постановление о создании так называемых социальных жилых домов, в которых предполагается давать квартиры бездомным, которые прошли полный курс реабилитации, в том числе и трудовой. Но это оказалось не так просто, и пока эта программа остановилась. И дело даже не в средствах. Деньги бы, наверное, нашли, восстановили бы заброшенные дома. Но что дальше? Ведь для полной реабилитации необходима еще и идеология. Эти люди будут создавать семьи, в этих семьях будут рождаться дети, а в социальном жилом доме человек не имеет право наследовать жилье. И что тогда делать с этими детьми? Новое поколение бездомных? Сейчас у нас в центре живут одинокие матери с детьми. И мы вынуждены их заставлять отказываться от своих детей. Это страшно, но сейчас нет ни одного учреждения, которое могло бы принимать бездомных матерей с детьми. За время существования нашего центра в наших стенах родилось семь детей. Сейчас все они в детских домах. От некоторых родители просто отказались, некоторых навещают в доме ребенка. Но, согласитесь, что это за мама, которая появляется раз в месяц?

Как решить проблему жилья для бездомных? В России много малых и средних городов, в которых есть жилье, но стоит производство из-за нехватки рабочей силы. С другой стороны, у нас есть рабочая сила, которая не имеет жилья, ее надо только организовать и направить в нужные регионы. Но пока вопрос о проживании таких людей не решен. Даже наше учреждение не держит людей больше одного года, не говоря уже о ночлежках и больницах, которые просто выталкивают обратно на улицу немощных людей. На мой взгляд, создание домов трудолюбия решило бы эту проблему. Ведь там люди не только работали и получали за это деньги, но и постоянно жили.

Вверх