http://boscovs-cc.ru Бумажные города читать. Читать книгу «Бумажные города» онлайн полностью — Джон Грин — MyBook. О книге «Бумажные города» Джон Грин

Бумажные города читать. Читать книгу «Бумажные города» онлайн полностью — Джон Грин — MyBook. О книге «Бумажные города» Джон Грин

Бумажные города Джон Грин

(Пока оценок нет)

Название: Бумажные города

О книге «Бумажные города» Джон Грин

Где та черта, перейдя которую подросток становится взрослым человеком? Чувствует ли подросток, что уже пересек эту грань? Ответы на эти вопросы можно попробовать найти в романе Джона Грина «Бумажные города», написанного в стиле young adult.

Квентин (Кью) Джейкобсен – самый обычный тинейджер на пороге выпускных экзаменов. По соседству с парнем живет девушка Марго Рот Шпигельман. Квентин и Марго знакомы с ранних лет, и с самого детства Кью испытывает к девушке сильные чувства. Годы идут и их круг общения, и взгляды на жизнь начинают меняться, но это никак не влияет на чувства Кью. Переломный момент наступает, когда в один из вечеров Марго проникает к Квентину в комнату через окно и просит помочь отомстить ее недругам, а именно ее парню и близкой подруге, которые были уличены в связи. Кью не в силах отказать человеку, в которого влюблен. На следующий день наш герой узнает, что девушка исчезла, но не бесследно. Она оставляет Квентину маленькие подсказки, которые должны привести его к ней. Кью и еще трое друзей отправляются на поиски Марго, находя все новые и новые подсказки.

Хоть книга и написана в стиле young adult, в ней затронуты темы, которые не оставят равнодушными не только подростков, но и взрослых: деньги, социальное неравенство, жажда самореализации. Главные герои, Кью и Марго, не хотят подчиняться общественным стереотипам, нормам и правилам. Каждый из них недоволен своей жизнью и борется с этим по-своему.
Марго пытается избавиться от рутинности неподобающим поведением и постоянными побегами из дома. Квентин же наоборот углубляется в мечты о стабильном, пусть и не радужном будущем. Мечтает поступить в колледж, затем найти стабильную работу и в целом старается быть «хорошим парнем».

Такое название у книги, конечно же, неспроста. Сама Марго в книге объясняет Кью, что люди сжигают в печи свои мечты о будущем, чтобы сейчас согреть свое настоящее, и она не намерена делать тоже самое. Девушка делится своими взглядами с ним, но повлияет ли это на него? Поймет ли он, что она имеет ввиду и как это отразится на его жизни?

Роман «Бумажные города» пятый в списке лучших книг по версии New York Times, а в 2009 году был награжден премией Эдгара По. Он, несомненно, заслуживает внимания.

На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу «Бумажные города» Джон Грин в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов. Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Очень кратко Влюблённый в сбежавшую из дома соседку старшеклассник ищет девушку по следам, которые та оставила. Отыскав её, парень узнаёт, что соседка не хотела, чтобы её нашли.

Повествование в двух первых частях романа идёт от лица старшеклассника Квентина Джейкобсена. Последняя часть написана от третьего лица.

Пролог

Родители Квентина Джейкобсена переехали в Орландо, штат Флорида, когда мальчику было два года. Они подружились с соседями, и Квентин иногда играл с их дочерью Марго. Когда детям было по девять лет, они нашли на детской площадке труп мужчины - он сидел под огромным дубом в луже собственной крови.

Родители Квентина, психоте­рапевты, вызвали службу спасения, но сыну смотреть на машины запретили. Ночью в окно Квентина постучала Марго. Она провела расследование и узнала, что покойника звали Робертом Джойнером. Он был тридцати­ше­стилетним адвокатом и убил себя потому, что от него ушла жена.

Марго была очень возбуждена. Она скала, что у Джойнера «все ниточки в душе оборвались», поэтому он и убил себя. Это детское воспоминание обрывается у Квентина на том, что Марго просит закрыть окно, а потом они долго смотрят друг на друга сквозь стекло. Соседка стала для него девочкой-загадкой.

Часть первая. Ниточки

Прошло время. Квентин заканчивал выпускной класс. С Марго Рот Шпигельман он давно не общался - у девушки была своя компания, в которую неудачники и заучки не принимались.

У Квентина было два лучших друга. Бена Старлинга все звали «Кровавым Беном». Из-за почечной инфекции у него была кровь в моче, но Бекка Эррингтон, лучшая подружка Марго, пустила по школе сплетню, что Бен постоянно занимается онанизмом, поэтому и мочится кровью. Теперь девушки шарахались от Бена, и он не мог найти спутницу для выпускного, на который мечтал пойти.

Второй друг Квентина, высокий чернокожий парень по кличке Радар, помешанный на компьютерах создатель сетевой энциклопедии - Мультипедии, стеснялся своих родителей, обладателей самой большой в мире коллекции чернокожих Санта-Клаусов. Фигурками чёрных Санта был заставлен весь дом, и Радар не мог привести туда свою девушку.

Последняя девушка Квентина бросила его ради бейсболиста, и ему не с кем было идти на выпускной, да и не тянуло его на это мероприятие. Он был спокойным и умным парнем, хорошо учился и готовился к поступлению в колледж. Марго Рот Шпигельман он считал совершенством и любовался ею издали. Реальных шансов у Квентина не было - Марго встречалась с Джейсом Ворзингтоном, самым крутым парнем в школе.

Марго была личностью легендарной. Она ничего не боялась и много раз сбегала из дому. Каждый раз родители искали её с полицией по всей стране.

Однажды ночью Марго пришла к Квентину. Джейс изменил ей с Беккой, и девушка решила им отомстить, но родители забрали у неё ключ от машины. Она хотела, чтобы Квентин ей помог, и тот согласился.

Закупив всё необходимое, они отправились осуществлять план Марго из одиннадцати пунктов.

Первым делом Марго отыскала автомобиль Джейса, поставила на руль блокиратор, а ключ от него забрала с собой. Затем они отправились к Бекке и по телефону сообщили её отцу, что его дочь в данный момент занимается сексом с Джейсом в подвале их дома. Когда полуголый Джейс выскочил из окна подвала, Квентин успел его сфотогра­фировать. Прокравшись в подвал, они выкрали одежду Джейса, оставили в шкафу тушку сырой рыбы, и Марго вывела краской на стене букву «М».

Положив букет тюльпанов на крыльцо подружки, которую незаслуженно обидела, Марго отправилась к Джейсу и зашвырнула вторую рыбу в окно его спальни. Третья рыба досталась Лейси Пембертон, которая не предупредила подругу об измене - Марго положила её под сидение машины бывшей подружки.

Девятым пунктом стала передышка в деловом центре, куда их пропустил знакомый охранник Марго. Они смотрели на город с высоты 25-го этажа. Квентину город нравился, Марго же считала его фальшивым, словно вырезанным из бумаги.

Марго сказала, что измена оборвала в её душе последнюю ниточку, которая связывала её с этой бумажной жизнью. В этот момент Квентин поверил, что между ними начнётся роман.

Жертву для десятого пункта, по плану Марго, должен был выбрать Квентин. Она заставила нерешительного парня отомстить тупому здоровяку Чаку, который изводил и унижал Квентина. Пробравшись в спальню спящего Чака, они сбрили ему одну бровь с помощью крема для депиляции. Жертва проснулась и погналась за сообщниками, но они предварительно намазали дверные ручки вазелином, и их невозможно было повернуть.

Одиннадцатым пунктом стало проникновение в аквапарк «Морской мир». Сначала Квентин воспротивился - он и так сделал для Марго немало этой ночью. Но девушка заявила, что могла бы всё сделать одна. Квентина она выбрала, чтобы встряхнуть его, вытащить из бумажного мира.

По дороге в аквапарк Квентин вспомнил давние слова Марго об умершем в парке мужчине. Тогда она тоже говорила об оборвавшихся ниточках. Смеясь, Марго заявила, что не хочет быть найденной в парке субботним утром.

Пробираясь в «Морской мир», ребята вымокли во рве с вонючей водой, потом Марго пришлось заплатить охраннику, который их застукал, после чего они долго бродили по ночному аквапарку и танцевали под льющуюся из репродукторов музыку.

Часть вторая. Трава

От недосыпания весь следующий день Квентин провёл словно во сне, а к вечеру по школе поползли слухи, что Марго Рот Шпигельман исчезла. На следующий день парни из её компании начали прессовать беззащитных заучек. Оказалось, что Марго им это запрещала.

Квентин пригрозил Джейсу, что выложит в интернет его фотографию в полуголом виде. Репрессии прекратились.

Марго всё не возвращалась. Однажды в дом Квентина явились её родители в сопровождении чернокожего детектива. Они хотели узнать, знает ли Квентин что-нибудь о местона­хождении девушки. Это был её пятый побег. Шпигельманы решили отказаться от дочери и сменить замки на двери.

Оставшись наедине с детективом, Квентинн рассказал ему об их ночном приключении. Детектив считал, что Шпигельманы не способны воспитывать детей, а Марго - свободолюбива.

Поскольку Марго уже совершен­нолетняя, искать её не будут. Но после каждого побега она оставляла «след из хлебных крошек» - серию загадочных намёков. Она надеялась, что родители перестанут думать только о себе и попытаются найти её по этим следам.

Чуть позже Квентин выглянул в окно и увидел с обратной стороны спущенных жалюзи в комнате Марго постер фолк-певца, которого раньше там не было. Квентин решил, что это первый след, оставленный Марго, и твёрдо вознамерился её найти. Он посчитал, что девушка снова выбрала его, и надеялся на большой приз.

Дождавшись, когда Шпигельманы уйдут, Квентин, Бен и Радар проникли в комнату Марго. На одной из виниловых пластинок, которых у Марго оказалось очень много, они нашли изображение певца с постера. Название диска - «Племянница Уолта Уитмена» - было обведено. Скоро друзья нашли сборник поэта Уолта Уитмена, где в поэме «Песнь о себе» Марго подчеркнула несколько строк.

В понедельник перед уроками к Квентину подошла расстроенная Лейси Пембертон и сказала, что Марго не за что было ей мстить - она не знала об измене Джейса. Из-за всего этого она лишилась лучшей подруги, порвала с парнем, который знал об интрижке Джейса, и теперь ей не с кем идти на выпускной. Лейси предполагала, что Марго уехала в Нью-Йорк и скоро вернётся, поскольку оставила в школьном шкафчике свои вещи. Бен восполь­зовался моментом, предложил Лейси вместе идти на выпускной, и девушка согласилась.

Бен предположил, что подчёркнутые Марго строки поэмы «Прочь затворы с дверей!/И самые двери прочь с косяков» - это прямое руководство к действию. Сначала друзья сняли с петель дверь в комнату Марго, но ничего не нашли. Несколько дней спустя, Квентин снял с петель дверь в своей комнате и нашёл обрывок газеты с адресом, написанным рукой Марго. Судя по Мультипедии, это был адрес торгового центра.

На следующий день, пропустив уроки, друзья отправились туда и обнаружили, что торговый центр - всего лишь полураз­ва­лившийся сарай с заколоченными окнами. Квентин вспомнил подчёркнутые строчки в поэме Уитмена, в которых говорилась о смерти, и решил, что Марго выбрала это заброшенное место, чтобы умереть.

Внутри здания друзья нашли новые «хлебные крошки» - надпись на стене «ты едешь в бумажный город и никогда не вернёшься» и прямоугольный след с отверстиями от кнопок. Зайдя в Мультипедию, Квентин выяснил, что бумажные города - это недостроенные поселения, посёлки-призраки, которые существуют только на картах.

Ещё больше утвердившись в мысли, что Марго решила убить себя и хочет, чтобы он нашёл её тело, Квентин решил объехать все недопоселения в округе, и нашёл адреса пяти бумажных городов.

От учительницы литературы Квентин узнал, что поэма «Песнь о себе» - не о смерти, а «о взаимосвязи - о том, что у всех нас общие корни, как у травы». Парень попытался прочесть поэму, но не смог - она оказалась слишком сложной.

Квентин объехал все пять недопоселений, ничего не нашёл, вернулся к заброшенному торговому центру и обнаружил место, где Марго провела несколько ночей. Квентин решил остаться здесь на ночь, ведь родители думали, что он на выпускном. Он понял, что никто из них не знал настоящую Марго, которая пряталась за «обложкой» девочки-праздника. Наконец-то осилив поэму, Квентин понял - прежде, чем искать Марго, надо понять, что она за человек - «каждому из нас по Марго, и каждая - скорее зеркало, чем окно».

На полке торгового центра, покинутого в 1986 году, Квентин нашёл путеводитель «По дорогам Америки» 1988 года. Уголки некоторых страниц были загнуты.

Ночью Квентину позвонил пьяный и счастливый Бен, и попросил забрать его с вечеринки у Бекки, на которую он попал после выпускного.

На следующий день Квентин рассказал друзьям о своей находке, и они отправились в торговый центр, прихватив Лейси, которая окончательно стала девушкой Бена. Там они наткнулись на двоих парней. В одном Квентин узнал охранника из делового центра. Парни увлекались исследованием заброшенных зданий и хорошо знали Марго. Пробравшись в такое здание, Марго ничего не фотогра­фировала, а просто сидела и что-то писала в чёрном блокноте. Для Квентина это была новая, незнакомая Марго.

На следующий день родители Радара уехали, и друзья устроили вечеринку. Они договорились не одевать на вручение дипломов ничего, кроме обуви и мантии. Друзья долго сидели и рассказывали друг другу «истории-окна и истории-зеркала».

Квентин всё больше вчитывался в поэму Уитмена - она помогала ему понять не только Марго, но и самого себя. А потом он догадался: прямоугольник с дырочками от кнопок на стене торгового центра - это след от висевшей там карты с воткнутыми в неё булавками.

Друзья отправились в торговый центр, нашли в сувенирном отделе стопку карт, одна из которых была издана в 1872 году. Карта подошла к следу на стене, но оказалась порвана в местах, где были воткнуты булавки, и ребята снова оказались в тупике. Квентину начало казаться, что они «добрались до самого конца клубка, но так ничего и не нашли».

Квентин успешно сдал экзамены, и родители подарили ему машину - минивен «Форд». Он был уверен, что Марго уехала навсегда, и не планирует появиться на вручении дипломов.

Перед церемонией вручения дипломов Квеннтин нашёл в Мультипедии статью о недопоселении Ээгло, где был оставлен комментарий, сообщавший, что «население Ээгло до полудня 29 мая будет один человек». По манере писать слова с заглавной буквы в середине предложения Квентин понял, что комментарий оставила Марго.

Часть третья. Судно

Друзья распределили роли. Лейси распоряжалась их небогатым имуществом, а Радар рассчитывал, с какой скоростью надо ехать, чтобы из Флориды попасть в штат Нью-Йорк к полудню 29 мая. Машину вели все по очереди. Им пришлось остановиться и за шесть минут успеть заправить машину и купить еду и какую-нибудь одежду, ведь на Бене и Радаре, кроме мантий, ничего не было.

Они провели в минивене почти сутки, и за это время машина стала их домом. По дороге Квентин чуть не наехал на двух коров, переходящих дорогу. Ситуацию спас сидящий рядом Бен - он вывернул руль, и минивен не перевернулся. Вскоре друзья уже продолжали свой путь, а Лейси назвала Бена героем. Квентин втайне мечтал, что Марго будет счастлива, что её нашли, бросится ему на шею и разрыдается.

Наконец, компания прибыла в Ээгло, который оказался заброшенным строением, похожим на амбар. Там, за ширмой из двух кусков оргстекла спокойно сидела Марго Рот Шпигельман и что-то писала в своём чёрном блокноте. Дописав, она посмотрела на друзей пустыми глазами, вежливо поздоровалась и спросила: «Вы нафига сюда припёрлись?».

Марго сразу же поссорилась с Лейси и Беном. Ребята ушли, намереваясь утром отправиться домой. Квентин остался - у него было слишком много вопросов. Выяснилось, что Марго действительно ушла навсегда и вовсе не хотела, чтобы её нашли.

Она рассказала, что в десять лет начала писать в чёрном блокноте роман о себе «с уклоном в магию». Героиня романа была влюблена в мальчика по имени Квентин, имела богатых, любящих родителей и говорящую собаку и расследовали убийство Роберта Джойнера. Потом, поверх написанного, Марго начала составлять подробные планы своих побегов и прочих мероприятий.

В старших классах Марго увлеклась исследо­ваниями заброшенных зданий и решила сбежать навсегда. Она включила в свой последний план Квентина, потому что в детстве он ей нравился, и она надеялась, что это приключение его раскрепостит. Потом Марго узнала об измене Джейсона и решила уехать немедленно, не дожидаясь получения диплома.

Рано утром, собираясь уезжать, Марго заметила, что скучает по Квентину и решила «завещать» ему своё увлечение старыми зданиями. Подсказки должны были привести его в заброшенный торговый центр. Остальные «хлебные крошки» она оставила случайно, второпях не успев как следует замести следы. Она не думала, что Квентин сможет её найти, и отправилась прямо в Ээгло.

Той ночью в деловом центре Марго считала бумажной не окружающих, а саму себя. Она создала образ бумажной девочки, которая нравилась всем, но не смогла в него поверить. Марго надеялась, что в бумажном городе Ээгло она станет собой.

Квентин предложил Марго пожить лето у них, а потом поступить в университет, но она отказалась, боясь, что её засосёт «правильная жизнь - колледж, работа, муж и детишки и прочий бред». Квентин с ней не согласился: он верил в будущее, для него всё перечисленное - осмысленная жизнь. Марго же не беспокоилась о том, что будет дальше, - «потом состоит из множества сейчас».

Поговорив с Квентином, Марго позвонила родителям, сообщила, что жива, но назад не вернётся. Шпигельманы не расстроились. Они считали, что дочь должна им угождать, а когда Марго взбунтовалась, выкинули её из своей жизни.

Потом они лежали в траве, пока не заснули. Проснувшись, они выкопали глубокую ямку, в которой Марго решила «похоронить» чёрный блокнот с историей о Роберте Джойнере. Квентин сказал, что они узнали друг друга, только когда начали смотреть друг другу в глаза.

Потом они поцеловались, и Марго позвала Квентина с собой в Нью-Йорк, но он отказался и понял, что их пути расходятся окончательно. Забросав землёй «могилу» прошлого Марго, они расстались.

Джон Грин

Бумажные города

С благодарностью Джули Стросс-Гейбел, без которой ничего этого не было бы.

Потом мы вышли на улицу и увидели, что она уже зажгла свечу; мне очень понравилось лицо, которое она вырезала из тыквы: издалека казалось, что в глазах сверкают искры.

«Хеллоуин», Катрина Ванденберг, из сборника «Атлас».

Говорят, что друг не может уничтожить друга.

Да что они об этом знают?

Из песни группы «Маунтин гоутс».

Мое мнение таково: с каждым человеком в жизни случается какое-то чудо. Ну, то есть, конечно, маловероятно, что в меня попадет молния или я получу Нобелевку, или стану диктатором маленького народа, обитающего на каком-нибудь островке в Тихом океане, или подцеплю неизлечимый рак уха в конечной стадии, или вдруг самовозгорюсь. Но, если посмотреть на все эти необыкновенные явления вместе, скорее всего, с каждым хоть что-то маловероятное да происходит. Я, например, мог бы попасть под дождь из лягушек. Или высадиться на Марсе. Жениться на английской королеве или несколько месяцев в одиночестве болтаться в море, находясь на грани жизни и смерти. Но со мной приключилось кое-что другое. Среди всех многочисленных жителей Флориды именно я оказался соседом Марго Рот Шпигельман.


Джефферсон-парк, где я живу, раньше был базой военно-морского флота. Но потом она стала не нужна, и землю вернули в собственность муниципалитета Орландо, Флорида, а на месте базы отстроили огромный жилой район, потому что именно так сейчас используется свободная земля. И в итоге мои родители и родители Марго купили дома по соседству, как только стройка первых объектов была закончена. Нам с Марго тогда было по два года.

Еще до того как Джефферсон-парк превратился в Плезентвилль, даже до того как он стал базой военно-морского флота, он действительно принадлежал некому Джефферсону, точнее, доктору Джефферсону Джефферсону. В честь доктора Джефферсона Джефферсона в Орландо назвали целую школу, есть еще крупная благотворительная организация его имени, но самое интересное, что доктор Джефферсон Джефферсон не был никаким «доктором»: невероятно, но факт. Он всю жизнь торговал апельсиновым соком. А потом вдруг разбогател и стал человеком влиятельным. И тогда он пошел в суд и сменил имя: «Джефферсон» поставил в середину, а в качестве первого имени записал слово «доктор». И попробуй возрази.


Так вот, нам с Марго было по девять. Родители наши дружили, поэтому и мы с ней иногда играли вместе, гоняя на великах мимо тупиковых улиц в сам Джефферсон-парк - главную достопримечательность нашего района.

Когда мне говорили, что скоро придет Марго, я всегда жутко волновался, поскольку считал ее самым божественным из созданий господних за всю историю человечества. В то самое утро на ней были белые шорты и розовая маечка с зеленым драконом, у которого из пасти вырывалось пламя оранжевых блесток. Сейчас-то сложно объяснить, почему мне эта майка в тот день показалась такой восхитительной.

Марго ездила на велике стоя, прямыми руками вцепившись в руль и нависнув над ним всем телом, фиолетовые кеды так и сверкали. Дело было в марте, но жара уже стояла, как в парной. Небо было ясным, но в воздухе чувствовался кисловатый привкус, говоривший о том, что через некоторое время может грянуть буря.

Я в то время мнил себя изобретателем, и, когда мы с Марго, бросив велики, пошли к игровой площадке, я принялся рассказывать ей о том, что разрабатываю «ринголятор», то есть гигантскую пушку, которая сможет стрелять большими цветными камнями, запуская их кружиться вокруг Земли, чтобы у нас тут стало, как на Сатурне. (Я до сих пор считаю, что это было бы классно, вот только сделать пушку, которая будет выводить камни на земную орбиту, оказывается, довольно сложно.)

Я часто бывал в этом парке и хорошо знал каждый его уголок, так что довольно скоро почувствовал, что что-то странное стряслось с этим миром, хотя и не сразу заметил, что же именно в нем изменилось.

Квентин, - тихо и спокойно сказала Марго.

Она показывала куда-то пальцем. Тут-то я и увидел, что не так.

В нескольких шагах перед нами находился дуб. Толстенный, шишковатый, жутко старый. Он всегда тут стоял. Справа располагалась площадка. Она тоже не сегодня появилась. Но там, прислонившись к стволу дерева, сидел мужчина в сером костюме. Он не двигался. Вот его я увидел впервые. А вокруг него разлилась лужа крови. Кровь текла изо рта, хотя струйка уже почти пересохла. Мужчина как-то странно разинул рот. На его бледном лбу спокойно сидели мухи.

Я отошел на два шажка назад. Помню, мне почему-то казалось, что если вдруг я сделаю какое-нибудь резкое движение, он может очнуться и накинуться на меня. Вдруг это зомби? Я в том возрасте уже знал, что их не бывает, но этот мертвец действительно выглядел так, будто в любой момент может ожить.

И пока я делал эти два шага назад, Марго так же медленно и осторожно шагнула вперед.

У него глаза открыты, - констатировала она.

Надодомойвозвращаться, - ответил я.

Я думала, что умирают с закрытыми глазами, - не унималась она.

Маргонадовернутьсядомойирассказатьродителям.

Она сделала еще шаг вперед. Протяни она сейчас руку, она могла бы коснуться его ноги.

Как ты думаешь, что с ним случилось? - спросила она. - Может, наркотики или что-то в этом роде.

Мне не хотелось бросать Марго одну с трупом, который в любой момент мог ожить и броситься на нее, но оставаться там и обсуждать обстоятельства его кончины в мельчайших подробностях я тоже был не в состоянии. Я набрался смелости, шагнул вперед и схватил ее за руку.

Маргонадоидтидомойсейчасже!

Ну ладно, хорошо, - согласилась она.

Мы побежали к великам, у меня перехватило дух, как от восторга, только это был не восторг. Мы сели, и я пропустил Марго вперед, потому что сам расплакался и не хотел, чтобы она это видела. Подошвы ее фиолетовых кед были окрашены кровью. Его кровью. Этого мертвого мужика.

А потом мы разошлись по домам. Мои родители вызвали 911, вдалеке завыли сирены, я попросил разрешения посмотреть на машины, мама отказала. Тогда я лег поспать.

Мои мама с папой - психотерапевты, так что у меня, по определению, проблем психологических нет. Когда я проснулся, у нас с мамой состоялась предлинная беседа о продолжительности жизни человека, о том, что смерть - это тоже часть жизненного цикла, но мне в возрасте девяти лет об этой фазе можно особо не задумываться, в общем, мне стало лучше. Честно, я на эту тему как-то никогда не загонялся. Это о многом говорит, потому что в принципе загоняться я умею.

Таковы факты: я наткнулся на мертвого мужика. Маленький миленький девятилетний мальчик, то есть я, и моя еще более маленькая и куда более миленькая подружка нашли в парке мертвеца, у которого шла ртом кровь, и когда мы помчались домой, маленькие миленькие кедики моей подружки были в этой самой его крови. Очень драматично, конечно, и все дела, но что из того? Я его не знал. Каждый треклятый день умирают люди, которых я не знаю. Если бы всякое несчастье, происходящее в этом мире, доводило меня до нервного срыва, я бы давно уже слетел с катушек.


В девять вечера я пошел к себе в комнату, собираясь лечь спать - по расписанию. Мама подоткнула мне одеяло, сказала, что любит меня, я сказал ей «до завтра», она тоже сказала мне «до завтра», выключила свет и закрыла дверь так, что осталась лишь маленькая щель.

Повернувшись на бок, я увидел Марго Рот Шпигельман: она стояла на улице, буквально прижавшись носом к окну. Я встал, открыл его, теперь нас разделяла только москитная сетка, из-за которой казалось, что у нее лицо в мелкую точечку.

Я провела расследование, - серьезным тоном сообщила она.

Хотя сетка мешала разглядеть ее как следует, я все же увидел в руках у Марго маленький блокнотик и карандаш со вмятинами от зубов около резинки.

Она посмотрела на свои записи:

Миссис Фельдман из Джефферсон-корт сказала, что его звали Робертом Джойнером. И что он жил на Джефферсон-роуд в квартире дома с гастрономом Я сходила туда и застала кучу полицейских, один из них спросил, я что, из школьной газеты, я ответила, что у нас в школе нет своей газеты, а он сказал, что если я не журналист, то он может ответить на мои вопросы. Выяснилось, что Роберту Джойнеру было тридцать шесть лет. Он адвокат. В его квартиру меня не пустили, но я зашла к его соседке по имени Хуанита Альварес под предлогом, будто хочу одолжить у нее стакан сахара, и она сказала, что этот Роберт Джойнер застрелился из пистолета. Я спросила почему, и оказалось, что его жена захотела с ним развестись и это его очень расстроило.

На этом рассказ Марго закончился, а я стоял и молча смотрел на нее: ее серое от лунного света лицо разбивалось оконной сеткой на тысячи крошечных точек. Взгляд ее больших круглых глаз метался с меня на блокнот и обратно.

Многие разводятся без самоубийства, - прокомментировал я.

- Знаю, - взволнованно ответила она. - Я как раз то же самое сказала Хуаните Альварес. А она ответила… - Марго перелистнула страницу. - …что мистер Джойнер был человеком нелегким. Я спросила, что это означает, а она просто предложила помолиться за него и велела нести сахар маме, я сказала ей: «Про сахар забудьте» - и ушла.

Я снова промолчал. Я хотел, чтобы продолжала говорить она - в ее тихом голосе звучало возбуждение человека, приблизившегося к разгадке какого-то важного вопроса, и у меня от этого создавалось ощущение, будто происходит что-то очень важное.

Мне кажется, что я, может быть, понимаю, почему он это сделал, - наконец сказала Марго.

У него, наверное, все ниточки в душе оборвались, - объяснила она.

Думая, что на это можно ответить, я нажал на защелку и вынул из окна разделявшую нас сетку. Я положил ее на пол, но Марго не дала мне ничего сказать. Она, практически уткнувшись в меня лицом, велела: «Закрой окно», и я повиновался. Я думал, что она собирается уходить, но она осталась и продолжала смотреть на меня. Я помахал ей рукой и улыбнулся, но мне показалось, что она смотрит на что-то у меня за спиной, на что-то столь ужасное, что у нее кровь отхлынула от лица, и я настолько перепугался, что не осмелился повернуться и посмотреть, что же там. Но у меня за спиной, естественно, ничего такого не было - кроме, разве что, того мертвеца.

Я перестал махать. Мы с Марго смотрели друг на друга через стекло, наши лица находились на одном уровне. Я не помню, чем это все закончилось - я пошел спать или она ушла. У меня это воспоминание конца не имеет. Мы просто стоим и смотрим друг на друга целую вечность.


Марго обожала всякие загадки. Впоследствии я часто думал, что, может быть, именно поэтому она и сама стала девочкой-загадкой.

Часть первая

Самый длинный в моей жизни день не спешил начаться: я проснулся поздно, очень долго принимал душ, так что завтракать в ту среду мне пришлось в 7:17 в мамином минивене.

Обычно я езжу в школу вместе со своим лучшим другом Беном Старлингом, но он в тот день вышел вовремя, так что меня прихватить не смог. «Приехать вовремя» у нас означало «за полчаса до звонка». Первые тридцать минут школьного дня были самым значимым пунктом в графике нашей общественной жизни: мы собирались у черного хода в репетиционную и разговаривали. Многие из моих друзей играли в школьном оркестре, так что почти все свободное время мы проводили в радиусе двадцати футов от их репетиционной. Но сам я не играл, поскольку мне медведь на ухо наступил, отдавив его так, что иногда меня вообще можно принять за глухого. Я опаздывал на двадцать минут, что означало, что я все же приеду за десять минут до начала первого урока.

По пути мама завела разговор о школе, экзаменах и выпускном.

Меня выпускной не интересует, - напомнил ей я, когда она заворачивала за угол.

Я держал тарелку с хлопьями с учетом динамических перегрузок. Опыт у меня уже был.

Я думаю, ничего страшного не будет, если ты пойдешь туда с девочкой, с которой у вас просто дружеские отношения. Ты же можешь пригласить Кэсси Задкинс.

Да, я мог пригласить Кэсси Задкинс - она просто отличная, и милая, и приятная, только вот с фамилией ей не повезло.

Дело не только в том, что мне не нравится сама мысль идти на выпускной. Мне еще и не нравятся те люди, которым нравится мысль идти на выпускной, - объяснил я, хотя это, по сути, было неправдой. Бен, например, этим выпускным просто бредил.

Мама подъезжала к школе, и на лежачем полицейском я придержал тарелку, которая, впрочем, была уже почти пустой. Я посмотрел на стоянку для старших курсов. Серебристая «хонда» Марго Рот Шпигельман стояла на своем обычном месте. Мама заехала в тупик у репетиционной и чмокнула меня в щеку. Бен и остальные мои друзья стояли полукругом.

Я направился к ним, и полукруг принял меня, став чуть больше. Они обсуждали мою бывшую, Сьюзи Ченг. Она играла на виолончели, а сейчас решила произвести фурор, начав встречаться с бейсболистом по имени Тэдди Мэк. Я даже не знал, настоящее ли это имя или кличка. Но как бы то ни было, Сьюзи решила идти на выпускной с ним, с этим Тэдди Мэком. Еще один удар судьбы.

Эй, - окликнул меня Бен, стоявший напротив.

Он мотнул головой и развернулся. Я двинулся за ним. Он вошел в репетиционную. Мой лучший друг Бен был мелким и смуглым и к тому времени уже начал созревать, но еще не дозрел. Мы с ним дружили с пятого класса - с того самого момента, как оба наконец признали тот факт, что никому больше в качестве «лучшего друга» не сдались. К тому же он очень старался быть хорошим, и мне это нравилось - по большей части.

Ну че, ты как? - спросил я. Оттуда нас никто не мог услышать.

Радар идет на выпускной, - мрачно объявил он.

Это еще один наш лучший друг. Мы прозвали его Радаром, потому что он был похож на маленького очкарика Радара из старого телешоу, за исключением того что, во-первых, Радар в том шоу не был чернокожим, и во-вторых - через некоторое время наш Радар вытянулся на шесть дюймов и стал носить контактные линзы, так что я подозреваю, что, и это в-третьих, ему тот чувак из телешоу вообще не нравился, но, в-четвертых, поскольку до конца учебы в школе оставалось всего три с половиной недели, выдумывать ему другую кличку мы не собирались.

С этой Энджелой? - спросил я.

Радар никогда ничего о своей личной жизни не рассказывал, что, впрочем, не мешало нам постоянно строить собственные предположения на этот счет.

Я тебе рассказывал про свой грандиозный план? Пригласить кого-нибудь из младших? Из тех, кто не знает мою «кровавую историю»?

Я кивнул.

Так вот, - продолжал Бен. - Сегодня ко мне подошла какая-то милая зайка из девятого класса и спросила: «Ты тот самый кровавый Бен?» Я стал ей объяснять, что это было из-за инфекции в почках, но она хихикнула и убежала. Так что этот план отпадает.

В десятом классе Бена забрали в больницу, потому что у него была почечная инфекция, но Бекка Эррингтон, лучшая подружка Марго, пустила слух, что у него якобы кровь в моче, потому что он постоянно дрочит. Несмотря на то что с медицинской точки зрения это полнейший бред, последствия этой истории Бен ощущает до сих пор.

Отстойно, - посочувствовал я.

Бен принялся посвящать меня в свой новый план найти себе спутницу на выпускной, но я слушал лишь вполуха, поскольку в сгущающейся в коридоре толпе заприметил Марго Рот Шпигельман. Она стояла у своего шкафчика - а рядом ее парень, Джейс. На ней была белая юбка до колен и топ с каким-то синим рисунком. Я смотрел на ее ключицы. Она хохотала над чем-то как ненормальная - согнувшись, широко раскрыв рот, а в уголках глаз залегли морщинки. Но мне показалось, что насмешил ее не Джейс, поскольку смотрела она не на него, а куда-то вдаль, на ряд шкафчиков. Я проследил ее взгляд и увидел Бекку Эррингтон, которая повисла на каком-то бейсболисте, как гирлянда на елке. Я улыбнулся Марго, хотя и понимал, что она меня все равно не видит.

Старик, ты все же должен решиться. Забудь про Джейса. Боже, она же нереально сладкая зайка.

Мы шли по коридору, и я все бросал на нее украдкой взгляды, словно фотографируя: это была серия снимков под названием «Совершенство неподвижно, а мимо него снуют простые смертные». Когда мы подошли поближе, я подумал, что она, может быть, вовсе не смеется, может, ее чем-то удивили или что-то ей подарили, или вроде того. Марго, похоже, просто не могла закрыть рот.

Да, - ответил я Бену, по-прежнему не слушая его, поскольку был слишком занят: я старался ничего не упустить, но в то же время не хотел, чтобы кто-нибудь заметил, что я на нее глазею.

Дело даже не в том, что она очень красивая. Марго просто богиня в буквальном смысле этого слова. Мы прошли мимо нее, толпа между нами сгущалась, и я уже едва ее видел. Я так и не смог заговорить с ней и выяснить, что же ее насмешило-удивило. Бен покачал головой: он давно понял, что я от этой девчонки глаз не могу отвести, и уже привык.

Нет, честно, она классная, конечно, но не настолько. Знаешь, кто по-настоящему секси?

Кто? - спросил я.

Лэйси, - ответил Бен, имея в виду еще одну лучшую подружку Марго. - И твоя мама тоже. Ты прости конечно же, но когда я сегодня увидел, как она тебя в щечку целует, я подумал: «Господи, как жаль, что я не на его месте», честно тебе говорю. И еще: «Как жаль, что щеки не на члене расположены».

Я двинул ему локтем под ребра, хотя думал все еще о Марго, поскольку именно она была легендой, жившей со мной по соседству. Марго Рот Шпигельман - все шесть слогов ее имени почти всегда произносились с легким налетом мечтательности. Марго Рот Шпигельман - рассказы о ее эпических приключениях сотрясали всю школу, как землетрясение. Один старик, живший в полуразрушенном доме в Хот Кофи, Миссисипи, научил Марго играть на гитаре. Марго Рот Шпигельман в течение трех дней путешествовала с цирком - им показалось, что она сможет прекрасно выступать на трапеции. В Сент-Луисе Марго Рот Шпигельман выпила за кулисами чашку травяного чая с группой «Маллионеры», пока они сами хлестали виски. Марго Рот Шпигельман попала на тот концерт, соврав вышибалам, будто она подружка басиста: вы что, меня не узнаете, да, ребят, хватит прикалываться, я - Марго Рот Шпигельман, и если вы спросите самого басиста, он, как только меня увидит, скажет, что я его подружка, или что он оч-чень хочет, чтобы я ею стала; вышибала послушался, и басист действительно сказал: «Да, это моя девчонка, пустите ее на концерт», а потом, после выступления, он хотел с ней замутить, но она отвергла басиста из «Маллионеров».

Когда кто-либо рассказывал о похождениях Марго, история непременно заканчивалась вопросом: «Блин, можешь в это поверить?» Зачастую поверить было невозможно, но потом всегда оказывалось, что это действительно правда.

И тут мы с Беном дошли до своих шкафчиков. Там стоял Радар, забивая что-то в наладонник.

Значит, ты на выпускной собрался, - сказал я.

Он поднял взгляд на меня, а потом снова опустил его в экран.

Книга «Бумажные города» - одно из известнейших произведений Джона Грина. Большинство читавших книгу склоняются к тому, что наиболее интересна она будет для подростков. Примечательно, что сюжет книги не заезжен, трудно найти произведения с похожими героями, сходными ситуациями.

В центре повествования подросток Кью, почти уже выпускник школы и его соседка Марго. Она очень популярна в школе, красива, мальчик влюблён в неё. Когда они были детьми, то дружили и часто играли вместе. Повзрослев, парень стал более спокойным, осторожным, а Марго была всё той же озорной девчонкой, любящей приключения, которую не волнуют никакие запреты.

Однажды ночью Марго влезла в окно Кью и предложила ему поучаствовать в наказании своих обидчиков. Это было настоящим приключением для парня. Всё проходит удачно, и ночь заканчивается на самом верху самого высокого строения города. Молодые люди разговаривают, девушка произносит фразу о том, что всё здесь бумажное, ненастоящее: люди, дома, город.

Утром Кью обнаруживает, что девушка исчезла. Марго оставила ему послания, которые помогут ему отыскать тайное место в одном из городов Флориды. Подросток думает, что это место, где он сможет её увидеть, но оказывается, что Марго там нет. Однако, вместе с друзьями он обнаруживает следы, которые она по неосторожности оставила. Найдя девушку, друзья видят, что Марго вовсе не тот человек, которым притворялась…

В книге есть интрига, тайна, любовь – всё, что так интересно каждому подростку. Достоинство книги в том, что своим названием и фразой Марго о бумажных городах, она заставляет задуматься о том, а не является ли всё вокруг бумажным, ненастоящим, не таким, как мы видим? Важна тема иллюзорной любви. Ведь то, каким ты видишь человека, представляешь его, не означает, что он таков в действительности. Можно нарисовать образ, который будешь любить и боготворить всю жизнь, но имеет ли это смысл, если в реальности всё совсем иначе.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Бумажные города" Джон Грин бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

С благодарностью Джули Стросс-Гейбел, без которой ничего этого не было бы.

Потом мы вышли на улицу и увидели, что она уже зажгла свечу; мне очень понравилось лицо, которое она вырезала из тыквы: издалека казалось, что в глазах сверкают искры.

– «Хеллоуин», Катрина Ванденберг, из сборника «Атлас».

Говорят, что друг не может уничтожить друга.

Да что они об этом знают?

– Из песни группы «Маунтин гоутс».

Пролог

Мое мнение таково: с каждым человеком в жизни случается какое-то чудо. Ну, то есть, конечно, маловероятно, что в меня попадет молния или я получу Нобелевку, или стану диктатором маленького народа, обитающего на каком-нибудь островке в Тихом океане, или подцеплю неизлечимый рак уха в конечной стадии, или вдруг самовозгорюсь. Но, если посмотреть на все эти необыкновенные явления вместе, скорее всего, с каждым хоть что-то маловероятное да происходит. Я, например, мог бы попасть под дождь из лягушек. Или высадиться на Марсе. Жениться на английской королеве или несколько месяцев в одиночестве болтаться в море, находясь на грани жизни и смерти. Но со мной приключилось кое-что другое. Среди всех многочисленных жителей Флориды именно я оказался соседом Марго Рот Шпигельман.

Джефферсон-парк, где я живу, раньше был базой военно-морского флота. Но потом она стала не нужна, и землю вернули в собственность муниципалитета Орландо, Флорида, а на месте базы отстроили огромный жилой район, потому что именно так сейчас используется свободная земля. И в итоге мои родители и родители Марго купили дома по соседству, как только стройка первых объектов была закончена. Нам с Марго тогда было по два года.

Еще до того как Джефферсон-парк превратился в Плезентвилль, даже до того как он стал базой военно-морского флота, он действительно принадлежал некому Джефферсону, точнее, доктору Джефферсону Джефферсону. В честь доктора Джефферсона Джефферсона в Орландо назвали целую школу, есть еще крупная благотворительная организация его имени, но самое интересное, что доктор Джефферсон Джефферсон не был никаким «доктором»: невероятно, но факт. Он всю жизнь торговал апельсиновым соком. А потом вдруг разбогател и стал человеком влиятельным. И тогда он пошел в суд и сменил имя: «Джефферсон» поставил в середину, а в качестве первого имени записал слово «доктор». И попробуй возрази.

Так вот, нам с Марго было по девять. Родители наши дружили, поэтому и мы с ней иногда играли вместе, гоняя на великах мимо тупиковых улиц в сам Джефферсон-парк – главную достопримечательность нашего района.

Когда мне говорили, что скоро придет Марго, я всегда жутко волновался, поскольку считал ее самым божественным из созданий господних за всю историю человечества. В то самое утро на ней были белые шорты и розовая маечка с зеленым драконом, у которого из пасти вырывалось пламя оранжевых блесток. Сейчас-то сложно объяснить, почему мне эта майка в тот день показалась такой восхитительной.

Марго ездила на велике стоя, прямыми руками вцепившись в руль и нависнув над ним всем телом, фиолетовые кеды так и сверкали. Дело было в марте, но жара уже стояла, как в парной. Небо было ясным, но в воздухе чувствовался кисловатый привкус, говоривший о том, что через некоторое время может грянуть буря.

Я в то время мнил себя изобретателем, и, когда мы с Марго, бросив велики, пошли к игровой площадке, я принялся рассказывать ей о том, что разрабатываю «ринголятор», то есть гигантскую пушку, которая сможет стрелять большими цветными камнями, запуская их кружиться вокруг Земли, чтобы у нас тут стало, как на Сатурне. (Я до сих пор считаю, что это было бы классно, вот только сделать пушку, которая будет выводить камни на земную орбиту, оказывается, довольно сложно.)

Я часто бывал в этом парке и хорошо знал каждый его уголок, так что довольно скоро почувствовал, что что-то странное стряслось с этим миром, хотя и не сразу заметил, что же именно в нем изменилось.

– Квентин, – тихо и спокойно сказала Марго.

Она показывала куда-то пальцем. Тут-то я и увидел, что не так.

В нескольких шагах перед нами находился дуб. Толстенный, шишковатый, жутко старый. Он всегда тут стоял. Справа располагалась площадка. Она тоже не сегодня появилась. Но там, прислонившись к стволу дерева, сидел мужчина в сером костюме. Он не двигался. Вот его я увидел впервые. А вокруг него разлилась лужа крови. Кровь текла изо рта, хотя струйка уже почти пересохла. Мужчина как-то странно разинул рот. На его бледном лбу спокойно сидели мухи.

Я отошел на два шажка назад. Помню, мне почему-то казалось, что если вдруг я сделаю какое-нибудь резкое движение, он может очнуться и накинуться на меня. Вдруг это зомби? Я в том возрасте уже знал, что их не бывает, но этот мертвец действительно выглядел так, будто в любой момент может ожить.

И пока я делал эти два шага назад, Марго так же медленно и осторожно шагнула вперед.

– У него глаза открыты, – констатировала она.

– Надодомойвозвращаться, – ответил я.

– Я думала, что умирают с закрытыми глазами, – не унималась она.

– Маргонадовернутьсядомойирассказатьродителям.

Она сделала еще шаг вперед. Протяни она сейчас руку, она могла бы коснуться его ноги.

– Как ты думаешь, что с ним случилось? – спросила она. – Может, наркотики или что-то в этом роде.

Мне не хотелось бросать Марго одну с трупом, который в любой момент мог ожить и броситься на нее, но оставаться там и обсуждать обстоятельства его кончины в мельчайших подробностях я тоже был не в состоянии. Я набрался смелости, шагнул вперед и схватил ее за руку.

– Маргонадоидтидомойсейчасже!

– Ну ладно, хорошо, – согласилась она.

Мы побежали к великам, у меня перехватило дух, как от восторга, только это был не восторг. Мы сели, и я пропустил Марго вперед, потому что сам расплакался и не хотел, чтобы она это видела. Подошвы ее фиолетовых кед были окрашены кровью. Его кровью. Этого мертвого мужика.

А потом мы разошлись по домам. Мои родители вызвали 911, вдалеке завыли сирены, я попросил разрешения посмотреть на машины, мама отказала. Тогда я лег поспать.

Мои мама с папой – психотерапевты, так что у меня, по определению, проблем психологических нет. Когда я проснулся, у нас с мамой состоялась предлинная беседа о продолжительности жизни человека, о том, что смерть – это тоже часть жизненного цикла, но мне в возрасте девяти лет об этой фазе можно особо не задумываться, в общем, мне стало лучше. Честно, я на эту тему как-то никогда не загонялся. Это о многом говорит, потому что в принципе загоняться я умею.

Таковы факты: я наткнулся на мертвого мужика. Маленький миленький девятилетний мальчик, то есть я, и моя еще более маленькая и куда более миленькая подружка нашли в парке мертвеца, у которого шла ртом кровь, и когда мы помчались домой, маленькие миленькие кедики моей подружки были в этой самой его крови. Очень драматично, конечно, и все дела, но что из того? Я его не знал. Каждый треклятый день умирают люди, которых я не знаю. Если бы всякое несчастье, происходящее в этом мире, доводило меня до нервного срыва, я бы давно уже слетел с катушек.

В девять вечера я пошел к себе в комнату, собираясь лечь спать – по расписанию. Мама подоткнула мне одеяло, сказала, что любит меня, я сказал ей «до завтра», она тоже сказала мне «до завтра», выключила свет и закрыла дверь так, что осталась лишь маленькая щель.

Повернувшись на бок, я увидел Марго Рот Шпигельман: она стояла на улице, буквально прижавшись носом к окну. Я встал, открыл его, теперь нас разделяла только москитная сетка, из-за которой казалось, что у нее лицо в мелкую точечку.

– Я провела расследование, – серьезным тоном сообщила она.

Хотя сетка мешала разглядеть ее как следует, я все же увидел в руках у Марго маленький блокнотик и карандаш со вмятинами от зубов около резинки.

Она посмотрела на свои записи:

– Миссис Фельдман из Джефферсон-корт сказала, что его звали Робертом Джойнером. И что он жил на Джефферсон-роуд в квартире дома с гастрономом. Я сходила туда и застала кучу полицейских, один из них спросил, я что, из школьной газеты, я ответила, что у нас в школе нет своей газеты, а он сказал, что если я не журналист, то он может ответить на мои вопросы. Выяснилось, что Роберту Джойнеру было тридцать шесть лет. Он адвокат. В его квартиру меня не пустили, но я зашла к его соседке по имени Хуанита Альварес под предлогом, будто хочу одолжить у нее стакан сахара, и она сказала, что этот Роберт Джойнер застрелился из пистолета. Я спросила почему, и оказалось, что его жена захотела с ним развестись и это его очень расстроило.

На этом рассказ Марго закончился, а я стоял и молча смотрел на нее: ее серое от лунного света лицо разбивалось оконной сеткой на тысячи крошечных точек. Взгляд ее больших круглых глаз метался с меня на блокнот и обратно.

– Многие разводятся без самоубийства, – прокомментировал я.

Знаю , – взволнованно ответила она. – Я как раз то же самое сказала Хуаните Альварес. А она ответила… – Марго перелистнула страницу. – …что мистер Джойнер был человеком нелегким. Я спросила, что это означает, а она просто предложила помолиться за него и велела нести сахар маме, я сказала ей: «Про сахар забудьте» – и ушла.

Я снова промолчал. Я хотел, чтобы продолжала говорить она – в ее тихом голосе звучало возбуждение человека, приблизившегося к разгадке какого-то важного вопроса, и у меня от этого создавалось ощущение, будто происходит что-то очень важное.

– Мне кажется, что я, может быть, понимаю, почему он это сделал, – наконец сказала Марго.

– Почему?

– У него, наверное, все ниточки в душе оборвались, – объяснила она.

Думая, что на это можно ответить, я нажал на защелку и вынул из окна разделявшую нас сетку. Я положил ее на пол, но Марго не дала мне ничего сказать. Она, практически уткнувшись в меня лицом, велела: «Закрой окно», и я повиновался. Я думал, что она собирается уходить, но она осталась и продолжала смотреть на меня. Я помахал ей рукой и улыбнулся, но мне показалось, что она смотрит на что-то у меня за спиной, на что-то столь ужасное, что у нее кровь отхлынула от лица, и я настолько перепугался, что не осмелился повернуться и посмотреть, что же там. Но у меня за спиной, естественно, ничего такого не было – кроме, разве что, того мертвеца.

Я перестал махать. Мы с Марго смотрели друг на друга через стекло, наши лица находились на одном уровне. Я не помню, чем это все закончилось – я пошел спать или она ушла. У меня это воспоминание конца не имеет. Мы просто стоим и смотрим друг на друга целую вечность.

Марго обожала всякие загадки. Впоследствии я часто думал, что, может быть, именно поэтому она и сама стала девочкой-загадкой.

Вверх